Дон Кихот

Вступление
Дон Кихот
Дюма
Гюго
Робеспьер
Гамлет
Максим Горький
Жуков
Есенин
Наполеон
Бальзак
Джек Лондон
Драйзер
Штирлиц
Достоевский
Гексли
Габен
Приложение

«И тут его посетила идея…»

ПРОФОРИЕНТАЦИЯ.
 
Ученый. Изобретатель. Преподаватель.
Интеллектуальное творчество в любом направлении. Иссле-
дователь-теоретик. Работа с большим объемом разнообразной ин-
формации.
Он любит, когда в работу включается его физическое тело, спо-
собен многое делать своими руками, приобретая различные умения
и навыки.
Видит перспективные возможности любого дела. Генерация
идей и путей развития фирмы.
Руководитель проектного института, лаборатории, конструктор-
ского бюро.
Математика, физика, археология, медицина, экология, геология,
кибернетика, архитектура, юриспруденция, естествознание и т. д.
Специалист по автоматическим системам управления.
Автомеханик, специалист по ремонту бытовой техники.
Актер, режиссер.
Хорошая работа – это работа в напряженных эмоциональных си-
туациях; именно здесь он способен сосредоточиться и выбрать опти-
мальный вариант действия, почувствовать свою уникальность, неза-
менимость. Для него необходим азарт в работе. Если нет дела, ко-
торое подстегивает, затягивает и вдохновляет – «из Дон Кихота мо-
жет выйти дух», заниматься обыденным и неинтересным ему край-
не сложно.
 
 
Дон Кихот
 
Интуит, логик, экстраверт, иррационал*
 
 
Открывать новые, перспективные возможности в объ-
ективно данном мире, двигать вперед науки, народное
хозяйство, культуру.
Познавательные интересы Дон Кихота необозримо
широки. Ему интересно все новое, необычное, где есть
над чем помозговать, где «родятся» уникальнейшие
идеи, способные изменить окружающий мир. Им дви-
жет непреодолимое желание дойти до сути, докопаться
до главного во всем, что представляется ему непознан-
ным, неизвестным и загадочным.
Софья Е.:
«Помню, в детстве, зимними вечерами, когда я шла по ули-
це и поднимала глаза, то меня поражало это огромное тёмное небо
с яркими звёздами. Мне всегда хотелось знать, что там. Потом, ког-
да я стала постарше и училась в школе, иногда я слышала, что кто-
то рассказывает политические новости: в такой-то стране, в такой-то
стране. Мне трудно было представить себе целостную картину мира.
Но мне всегда этого хотелось. Мне всегда хотелось знать: как что
с чем связано, как всё устроено, как это всё взаимодействует – меж-
ду государствами, между людьми; устройство мира; как это – звёзды,
как это далеко, что это такое, как это всё устроено. Неизвестность –
это для меня главное, что вызывает интерес к чему-то».
Надежда С.:
«Люблю копать новую информацию. Видно сразу, что можно по-
копать. Мне очень многое интересно. Все хочется, интересным на-
полняется весь мой мир. Не всегда времени хватает, к сожалению,
потому что я вижу: и это интересно, и это, и это, и это… И все хочет-
ся… И за одно возьмешься, а тут по пути еще много интересного –
и здесь уже закопалась. В Интернете за чем-нибудь пойдешь, а уй-
дешь так далеко от этого. Сохраняешь, сохраняешь, уже флэшка за-
бивается – еще много надергала по пути интересного.
«Копаю», пока тема мне интересна, как только перестает
быть интересной – все, мне не надо. Если мне что-то интересно,

 

я наполняюсь этим вся – «идея фикс». Я существую не здесь, а где-
то, в чем-то, в идее. Если в голове идея, я все забуду: сижу, ду-
маю, вдруг в мозг приходит что-то левое – интересное до страсти!
И я начинаю думать об интересном. Думаю, думаю, думаю. А как
так, а как так, а как так… О! Классно! Я могу голодная сидеть…
Книжку начну читать – положу, возьму другую – интересно! Я себя
корю, если интересное упущу. Я знаю, если пройду и интересного
сейчас не возьму, то я про это забуду. Я и за следующее хватаюсь,
потому что тоже боюсь упустить.
И вот так все держу, меня ко многому тянет, я раскидываюсь
сильно… Интересов очень много. Попадается что-то новое по лю-
бому направлению: читаю, копирую, тяну опять к себе… Склады-
ваю, складываю, складываю… Иногда случается передоз информа-
ции. До такой степени за день информации набираю, что вечером
еду в автобусе, сижу, глаза закрою и – главное, не думать, не ду-
мать… Пытаюсь расслабляться, чтобы в голове была пустота, пото-
му что иначе свихнуться можно. Я как наркоман. У меня есть мно-
го информации, но пройти мимо новой я не могу. Знаю, что мозги
вспухнут, потом разберусь, покопаюсь, додумаю. Я очень много по-
купаю книг, и скачиваю из Интернета…
В Интернете я подписалась: научные новости, суперинтерес-
ные изобретения, астрономия, открытие древних цивилизаций, нано-
технологии. У меня все это приходит по электронной почте – классно!
Интересу поменяться запросто вообще – легко, легко!»
Идеи, идеи, идеи – рождаются в голове Дон Кихота постоянно.
Надежда С.:
«Идеи в голове рождаются, рождаются, и процесс этот оста-
новить практически невозможно. Идеи приходят постоянно. Зубы
чищу: «Вот бы создать жидкость, которой можно прополоскать вме-
сто зубной щетки». Идеи до конца додумываю редко. На будущее
смотрю с энтузиазмом.
Я считаю, что самое главное в жизни нашей – это идея; она пе-
реходит в мысль, мысль продуцируется, трансформируется, перехо-
дит… и ты получаешь, что тебе надо. Главное для меня – идея, а не
ее воплощение. Я могу ее кому-нибудь сказать, предложить, пусть
делают по моим идеям. «О! Пап! Смотри! А клево было бы так сде-
лать?!» Смотрю – пошел, начал ковыряться. Идея не пропала».
«Часто бывают мысли-идеи о том, что «было бы прикольно сде-
лать». Некоторые из них я потом вижу воплощенными в разных
устройствах и разработках.
Например, сижу как-то вечером за компьютером. Свет не горит,
и клавиатура черная. Думаю: «Догадались клавиатуру черную сде-
лать, а надписи на кнопках – бордовые. Не видно совсем. Можно
было бы подсветку установить, гораздо удобней работать было бы».
Через несколько месяцев в компьютерном магазине смотрю – но-
винка, клавиатура с подсветкой. Только они клавиши целиком светя-
щимися сделали, а можно было другой вид подсветки сделать. Чтоб
только цифры светились и окантовки клавиш. И в энергопотреблении
выиграли бы, и в дизайне. Ну ладно, хоть так сделали. Молодцы.
Сегодня ночью посетила меня еще мысль о бумаге, которую бу-
дет видно в темноте. На нее должна быть нанесена фосфоресциру-
ющая разметка. А в комплекте к ней можно будет выпускать ручки
со светящимися чернилами. Будем ждать, наверное, скоро появятся
в магазинах».
«Маленькая была – не доставала до раковины. И думаю: «А кле-
во было бы ее взять и опустить на нужную высоту. Нажал кнопочку –
и готово. А мама с папой придут, себе поставят, как надо им». А еще
я мечтала, чтобы лампочка на свист загоралась. Мне всегда хочется
соединить несоединимое».
«Люблю размышлять над тем: «Что было бы, если бы…», – даль-
ше выдвигается какая-нибудь фантастическая гипотеза, типа: «Про-
пала сила тяжести, люди стали читать чужие мысли, открыли проход
во времени, океан заселили неизвестные науке существа, обнаружи-
ли обитаемую планету, изобрели вещество-невидимку и т. д.» Начи-
наю размышлять о разных вариантах развития событий, возможных
последствиях и т. д. Люблю поговорить, причем не просто так, а со
смыслом, обстоятельно, на конкретную тему».
Главное у Дон Кихота – это жить и работать на перспективу.
Надежда С.:
«Я себя в настоящем не вижу. Меня, если честно, в настоящем
нет вообще, я постоянно где-то далеко, в основном в будущем. Оно
рисуется радужным. У меня в будущем будет успех, позитив, мно-
го активности, интересные события, путешествия, презентации, но-
вая информация.
Будущее многовариантно. Причем события из него являются
перспективой происходящих в настоящем. Вероятность наступле-
ния разных событий можно оценить, как и их направление развития,
и последствия.
То, что будет действительно в будущем, вообще не пугает. Я спо-
койна насчет будущего, насчет перспектив, будущих возможностей.
Даже если сейчас трудно, впереди будет обязательно хорошо. Я вну-
тренне свободный человек – я в своем будущем.
У меня на рабочем столе заставка: птица в полете, и видны
окрестности – земля. Птица – это я, – свободный человек.
Мне нравится, когда дело только начинается. Дело может раз-
вернуться по-разному: может так, а может по-другому. Перспективы
радуют меня. Я их люблю очень сильно, и все оцениваю с точки зре-
ния перспективы».
«Каков мой мир? Это мир будущего. Высокотехнологичный,
светлый, удобный, добрый. В нем много интересного, и каждый мо-
жет реализовать себя, делая полезное и для остальных. В этом мире
с восторгом принимают новые идеи и предложения, и помогают их
воплотить. В мире живут счастливые люди, каждый в нем доволен
собой и окружающими. В этом мире все любят друг друга. В нем ца-
рит доброжелательность, и людям не из-за чего бороться.
Это мир рождения и развития, мир новых открытий и волшеб-
ных перспектив, высокой науки и свободной души.
Мой мир – мечта».
«Если у меня будет много-много денег, то я разверну грандиоз-
ный благотворительный проект (типа борьбы с глобальным потепле-
нием, поиска лекарства от старости, озеленения пустынь, бесплат-
ных частных клиник для бедных, возрождения и охраны редких ви-
дов животных, финансирования уникальных научных разработок
и исследований и т. д.). Он будет полезен для людей и сделает их
счастливыми».
Для Дон Кихота свойственно глубокое понимание вещей и
явлений, способность схватывать все на лету, умение логи-
чески мыслить.
Софья Е.:
«Я помню, совсем была маленькая, мне было, наверное, года 3-4,
я смотрела на взрослых, когда они что-то от меня требовали, разжё-
вывали и объясняли. Я смотрела на взрослых: «Господи, неужели они
не понимают, что я всё понимаю. Чего это они так всё мне разжевыва-
ют, я уже давно всё поняла, как они не понимают, что я всё понимаю.
У меня это было очень яркое ощущение в раннем-раннем детстве».
Надежда С:
«Я много думаю, словами. Спрашиваю у себя, сама отвечаю, не-
доумеваю про себя, делаю оценки, рассуждаю, ищу ответы и решения.
В мыслях меня чаще всего интересует вопрос «почему?». Есть
один советский мультик, в нем главный герой – мальчик, который
задает кучу вопросов. Почемучка. Так вот, это – наверное, я. Начина-
ются мои вопросы обычно с удивления: «Ух, ты», «ого!» – возникает
интерес, а вместе с ним лавина вопросов.
Сейчас я приведу пример внутренних размышлений, он длин-
ный и нудный, поэтому, если неинтересно, его можно просто про-
пустить.
Пример. Иду я по улице и вижу, что столб, который держит трол-
лейбусные провода, сильно наклонился. Мои мысли: «Ого! Столб
наклонился. Сильно – упасть может. Как он хоть до сих пор не упал?
Почему?»
И начинаю размышлять: «Сломаться сразу он не мог, потому что
сделан не из дерева (хрупкого материала), а из металлического спла-
ва. Сплав имеет определенный запас прочности на изгиб. К тому же,
столб не может упасть, пока его центр тяжести не сместится за пре-
делы периметра площади опоры. Для этого он сделан книзу утол-
щенным, а кверху – потоньше. Из-за вязкости материала, даже при
превышении запаса прочности, столб начнет сначала изгибаться, все
еще находясь неподвижно в месте его закрепления в земле. Он врыт
в землю на определенную глубину, где его для большей устойчиво-
сти, скорей всего, держит вертикальное бетонное основание. В даль-
нейшем возможно смещение бетонного основания и, как следствие,
столб вместе с ним будет выворочен из земли».
После такого мыслительного анализа следует предположение:
«Может, это – начало конца? Когда столб уже начал изгибаться, т.к.
сила натяжения проводов, постоянно действующая на его вершину,
уже близка к критическому значению запаса прочности металличе-
ской конструкции? Тогда возможны варианты. Или его заменят до
того, как проявятся негативные последствия (в виде его падения),
или столб упадет (маловероятно). Падение приведет к обрыву линии
проводов, встанут троллейбусы, образуется несколько пробок по го-
роду, будут вызваны ремонтные бригады, они найдут причину (если
до этого никто не позвонит и не сообщит ее), и ее устранят. При-
мерно за полдня. Второй вариант развития событий маловероятен,
т.к., скорей всего, все столбы периодически проходят технический
осмотр, и, наверняка, этот столб просто скоро заменят».
На этом мысль завершается и убирается в память, откуда при
необходимости может быть извлечена в сжатом виде. При этом при
распаковывании она будет звучать примерно так: «О! Наклонивший-
ся столб – его скоро заменят». Процесс анализа ситуации вместе
с додумыванием и предположениями возможных вариантов обычно
занимает от нескольких секунд до нескольких минут».
Постоянное желание объяснять всем окружающим то, что
им, как он считает, интересно или непонятно. Его объясне-
ние субъективное – так, как он понимает, как он видит в дан-
ный момент проблему; оно не всегда опирается на объективные
факты. Он любит порассуждать, поспорить. Иногда может
спорить ради самого спора.
Надежда С.:
«Подробно объясняю. Могу вообще долго-долго. Если вижу,
что человеку надо это, и что он вникает действительно, я могу во-
обще сильно-сильно загрузить. И некоторые подвисают – отрубают-
ся. А некоторые не подвисают, и я вижу, что нравится человеку то,
что я ему объясняю. Я ему еще сильнее объясняю, еще несколько ва-
риантов предложу, по-разному ему объясню, чтобы дошло наверня-
ка. Если вообще не понимает, я могу прямо подробно, вообще при-
митивно объяснить, чтобы любой первоклассник понял. Буду объ-
яснять, объяснять, объяснять, объяснять, объяснять – не может быть
такого, чтобы человек не понял из моего объяснения.
Потому что я ему буду всякими способами – на букашках, на ли-
сточках, – объяснять, чем угодно объяснять. Я прямо распаляюсь,
мне хочется посильней, чтобы ему еще понятней было…
Я могу и на следующий день прийти, если будет надо дополни-
тельную информацию. Ведь я не знаю, что ему нужно.
Я натренировалась видеть – зависает (в трансе) от моих объяс-
нений или не зависает. Если я увижу, что он уже в трансе, зависает,
я ему говорю: «Ну ладно, давай тогда с тобой завтра разберем, ты от-
дохнешь». И, если он еще более-менее вменяемый, если он спосо-
бен еще что-то воспринимать – я ему могу написать, на что в дан-
ном вопросе особо акцентировать внимание, если он сам захочет ра-
зобраться. Если он способен что-то еще воспринимать. Но я ему ска-
жу: «Ты приходи, я тебе еще подробнее объясню, чтобы ты понял».
Ну, он просто уморился сейчас. Я ведь почему объясняю: бывает, что
человеку самому неохота искать какую-то информацию, а я знаю.
Если даже «тормоз», но ему это нужно – нужно объяснить, помочь
разобраться. А когда уже чувствую, что у него уже мозги не работа-
ют – говорю: «Отдохни, погуляй – мы потом договорим, если будет
охота тебе ко мне прийти».
Молчать, не давать никому информацию – тяжело. Тяжело, когда
долго ничего не спрашивают. В таких случаях я начинаю спрашивать
человека сама про чего-нибудь, чтобы вести беседу».
Софья Е.:
«Чтобы узнать, понял человек или нет, достаточно спросить
у него что-нибудь на основе объясненного материала. Информации,
изложенной в объяснении, ему должно быть достаточно для ответа
на вопрос. А обычно просто видно, понимает или нет человек. Когда
понимает, обычно задает попутные вопросы, уточняет, глаза «осмыс-
ленные». Когда не понимает: или молчит, стоя с «пустыми» глаза-
ми (значит, впал в транс), или кивает в тему и не в тему, на вопро-
сы начинает мямлить что-то несвязное, продолжить мысль не может
и своих не предлагает».
Слушать объяснения самому Дон Кихоту часто бывает сложно.
Надежда С.:
«Необходимо учитывать разницу между объяснениями и поуче-
ниями. Когда поучают – не люблю, особенно если человек пытает-
ся таким способом самоутвердиться – начинаю злиться. Злюсь обыч-
но про себя, с негодованием, «закипаю». Еще не люблю, когда мно-
го теории объясняют, особенно если с формулами и незнакомыми на-
учными названиями – впадаю в транс, появляется чувство неотвра-
тимости происходящего, хочется куда-нибудь убежать. Трудно пере-
носится акцентирование внимания на некомпетентности в том, что
я вроде бы должна была знать. Лучше, если просто объяснят.
Объяснения, кстати, воспринимаю очень даже положительно.
Очень повышает самооценку, когда на вопрос или просьбу объяс-
нить что-то человек начинает с готовностью объяснять. Особенно,
если еще и наглядно, не торопясь, отслеживая, поняла я или нет,
и отвечая на возникающие попутно вопросы. Люблю, когда пока-
зывают, как надо делать, на собственном примере. Очень не люблю,
когда на вопрос или просьбу объяснить отвечают односложно, или
буркают что-то невнятное, лишь бы отстала. Чувствую неудовлет-
воренность: вроде и ответили, а все равно непонятно и переспра-
шивать стыдно.
Не знаю, можно ли меня назвать упрямой. Если мне объяснят,
и я пойму, что не права, то только из принципа держаться за убеж-
дение не стану. Иногда могу просто поверить, когда сама не уверена,
а человека считаю знающим в этом вопросе. А если человек просто
противопоставляет свое мнение моему, буду держаться своего. Что-
бы меня не обидеть при защите своего мнения, достаточно просто
высказывать его в доброжелательном тоне, оставляя мне право при
этом на мое мнение. Другое дело, что не всегда это показываю. До-
казывать то, что упрямо отрицают, только чтобы доказать – не стану.
Вообще считаю, что спорить бесполезно – человек все равно оста-
нется при своем мнении, а отношения испортятся».
Очень важно для Дон Кихота чувствовать, что его уникаль-
ные способности, его идеи, его работа нужны людям. И рабо-
та должна быть такой, где он чувствует себя незаменимым.
Только он может это сделать, никто другой с этим не спра-
вится. Ему интересно сложное, именно оно порождает новые
необычные идеи, и тогда Дон Кихот счастлив.
Дон Кихоты-ученики любят задачки, которые многие не могут
решить.
Заниматься всю жизнь одним и тем же для них просто невоз-
можно, поэтому очень часто они работают в сферах, не соот-
ветствующих их образованию.
Софья Е.:
«В жизни я увлекалась очень многим: судебно-медицинской
экспертизой – причём меня интересовало всегда самое сложное,
в судебно-медицинской экспертизе я занималась вопросом време-
ни нанесения повреждения. Ещё я занималась восточной медициной,
нумерологией. Некоторые вещи могут меня сразу увлечь, и практи-
чески мне понятно, куда это в будущем можно приложить. Моя беда,
особенно в науке – я беру слишком большой объём. Мне нужно, что-
бы всё было понятно. Если я чем-то увлекаюсь, я иду очень глубо-
ко и остановиться не могу. Люди уже лекции читают, курсы проводят,
а я всё ещё разбираюсь, иду всё глубже и глубже. Оформлять и при-
водить в порядок разработанное мной мне было всегда неинтересно».
Надежда С.:
«Мне нравится работа, где надо про перспективу думать. Насто-
ящее и прошлое неинтересно.
В работе мне нравится объяснять, особенно если тема инте-
ресная. Мне не нравится монотонная работа. Вот у меня тётя вяжет.
Я на неё как посмотрю! Ой! Мамочки! У меня аж внутренний пере-
ворот какой-то случается. Я как представлю себе: я сидела бы и вяза-
ла кропотливо каждый день одно и тоже… Жуть!»
«Совершенно не вдохновляет кропотливая, нудная и однообраз-
ная работа, типа оформления документации, всяких отчетов, про-
работки деталей, «доведения до ума» уже сделанного. Мне гораздо
легче обрисовать основную концепцию с небольшими уточнениями,
а доводит до ума пусть кто-то более усидчивый. Часто откладываю
неприятную работу «на потом», чтоб в последний момент в аврале

все сделать».