Драйзер

Вступление
Дон Кихот
Дюма
Гюго
Робеспьер
Гамлет
Максим Горький
Жуков
Есенин
Наполеон
Бальзак
Джек Лондон
Драйзер
Штирлиц
Достоевский
Гексли
Габен
Приложение

Люди должны вести себя достойно»

ПРОФОРИЕНТАЦИЯ.
 
Организатор. Четко следует поставленной цели. Добросовестный
исполнитель: может выполнять неинтересную, но необходимую рабо-
ту. Человек долга. Его волнуют моральный облик и совесть человека.
Педагог.
Обучение и воспитание детей.
Медицина и здравоохранение (проведение процедур и диагно-
стики).
Финансово-экономическое направление.
Контроль и ревизия.
Административная деятельность.
Юриспруденция.
Армия.
Милиция.
Охрана.
Сфера обслуживания (хранение денег и материальных ценностей).
Торговля (товароведение).
Дизайнер.
Модельер.
Тренер.
Писатель.
Актер, певец, танцор.
 
 
Драйзер
 
Этик, сенсорик, интроверт, рационал*
 
 
Предназначение Драйзера – выявить морально-
этические изъяны в людях, показать им, что хорошо,
а что плохо, что этично, а что нет, усовестить людей,
в этом он принципиален.
Самое главное для Драйзера – какие чувства вызыва-
ют в нем окружающие люди: чувство стыда, доверия-
недоверия, досады, злости, ненависти, раздражения,
обиды, огорчения, любви, сочувствия…
В Драйзере всегда «звучат» скрытые оценки людей: бес-
совестный, жадный, воспитанный, деликатный, добрый,
нахальный, подозрительный, тактичный, эгоист, наглый…
Ему хотелось бы общаться с достойными его людьми,
достойными его внимания и любви. Это люди, ведущие
себя достойно и прилично, интеллигентные, тактичные,
красиво и аккуратно одетые, приятные. От многих лю-
дей Драйзер отходит, так как оберегает себя от нега-
тивных душевных состояний, которые могут возникнуть
при общении с ними.
Драйзер – человек сильной воли, может управлять собой и под-
чинять себе окружающих.
Нина Л.:
«Я заставляю себя идти, делать зарядку, заниматься с гантеля-
ми – чтобы мышцы «не висели».
«Если кто-то из окружения болеет, я не буду сюсюкаться, я за-
ставляю подниматься, делаю массаж, внушаю человеку, что он вста-
нет, вселяю в человека веру в самого себя. «В тебе есть ресурсы, их
надо разбудить», – говорю я. Человека надо убедить в том, что это
есть. «Выходи на улицу, побежали – все коленки пройдут». Если че-
ловек отдался – я с ним. Если человеку не надо – я ухожу, отстра-
нюсь со страшной силой».
Драйзер – человек обязательный.
Нина Л.:
«Внутри звучит «надо», но я его стараюсь избегать. «Надо» пе-
ревожу в «хочу», обыгрываю в состояние удовольствия».
Драйзер получает свою главную жизненную силу от чувств –
ему нужно любить. Если он не окружен душевной теплотой, то
сильно страдает.
Нина Л.:
«Я привыкла, что я должна получать любовь и отдавать любовь,
иначе я пустая, как банка».
«Ласки, теплоты с детства не хватало. Очень хотелось, чтобы
меня мама обняла, прижала к себе. Много лет спустя, когда мама
стала старенькой, она мне сказала, что в детстве стеснялась меня
по голове гладить – это делать было не принято. Когда я это узнала,
меня всю перевернуло – я поняла, что я в детстве потеряла. Обнять-
ся, поцеловаться – это просто необходимо. Я без этого не могу. Мне
и мужчина нужен, чтобы это ему было нужно».
«На работе постоянно смотрю, как кто ко мне относится. Вот
сейчас он доброжелателен, а через час плохо посмотрел – наверно,
что-то плохое про меня думает. Чего-то ему не понравилось. Пойду,
заговорю, проверю, сердится или нет. Ответил нормально – значит,
всё нормально».
«Подруг у меня нет. Я и в детстве убегала от подруг, знала, что
они неинтересны. Есть приятельницы, я их ценю за заботу о себе.
Иногда у них бывают материнские замашки. В такой заботе я рас-
слабляюсь – состояние расслабления, я так люблю это состояние…
Сама заботиться не люблю – меня это раздражает».
«Мужчина мне очень нужен. Он интересен мне, как лич-
ность, когда есть понимание, просто сидя рядом. Важна интелли-
гентность. Я не буду, если меня не заметят, добиваться мужчину.
Я принципиально делаю вид, что не замечаю их. Вот, когда они
меня заметят… один-то раз я в глаза посмотрю, и одета хорошо.
Кокетничать не буду. Я знаю, если натыкать носом мужчину ря-
дом – я буду замечена, но пусть лучше он обратит внимание сам.
Вижу, кто какой, если разгильдяй – об асфальт мордой, я знаю, что
этот человек мне неинтересен».
Драйзеру постоянно бросаются в глаза недостатки в людях.
Нина Л.:
«Хорошее я воспринимаю как должное, оно меня не задевает.
А вот плохое я вижу во всем: в поступках, во внешности. Я бы не так
сделала, не так поступила, не так оделась. Хочу всех как бы усовер-
шенствовать во всем: в быту, одежде, дисциплине. Одеть бы его по-
красивее…
Если ведет себя плохо, нервничаю, возмущаюсь, мне стыдно за
него – я страдаю, стараюсь тактично дать понять ему, что происхо-
дит. Если не получается, вижу, что бесполезно, извинюсь и ухожу
в сторону. Хочется преобразить человека».
«Больше всего я переживаю за то, как люди себя ведут, как я счи-
таю, неправильно. Вот еду в электричке – смотрю: этот – несимпа-
тичный, этот нехороший, а вот этот и вовсе подозрительный чело-
век – от него можно ждать неприятностей: может быть, в сумку по-
лезет, или ещё как неправильно себя поведёт. Семечки плюют – за-
мечание надо сделать, не решусь, а душа болит. Они должны сами
знать – люди, – как правильно себя вести. А вот детей своих надо
учить этому».
«К людям отношусь с опаской. Нравится, когда люди аккурат-
но одеты, когда одежда подобрана хорошо. Прилично одет. Чтобы
одежда была не совсем дешевая. Если человек прилично одет – его
мнение больше принимается. Решающее значение в оценке людей:
как себя ведёт, ум, талант. Интересные, содержательные люди мне
интересны.
Обращаю внимание: нужно, чтобы люди хорошо одевались,
вижу, кому что идет, кому нет. Смотрю: «Ну, что она одела… ну
нельзя же так!»
«Я иногда издалека вот выхватываю: «Ага, вот приятный чело-
век!» Приблизила, но ненадолго, потом всё поняла, раскусила – не
мой тип, отодвигаю.
Натура у меня страдальческая, и не хочу лишний раз делать
себе боли.
Я всё время выбираю людей, не подпуская близко. Если я чув-
ствую, что в своё время был комфорт, а сейчас нет – отодвигаю. Или
ставлю его так, чтобы вот это нутро он передо мной не вытаскивал.
Мне твои поступки не нужны – меня это раздражает. Стараюсь ото-
двинуть, но не обижать. Извинюсь, потому что я от этого страдаю.
Мне на него наплевать, мне нужно себя разгрузить. Могу больше не
встречаться с этим человеком. Я искусственно создаю защиту и пока-
зываю человеку – мне твои поступки не нужны, они меня раздражают.
Выправить отношения с человеком не для него – для себя – мне надо».
Драйзеру свойственно не доверять людям.
Наталья В.:
«К людям изначально я настроена негативно. Если человека
я плохо знаю, то, скорее, я жду от него неприятностей, мне трудно
почувствовать, как в дальнейшем сложатся отношения с этим чело-
веком. Ставка на недоверие.
Всегда ожидаю того, что человек может подвести меня в какой-
то ситуации. С течением времени к некоторым людям отношение ме-
няется, и я начинаю понимать, что человек хороший. Может быть,
даже можно, наверно, на него положиться. Но до конца я могу поло-
житься только на себя.
Главный критерий оценки людей у меня – надежность. Таких
людей очень мало. Надежный – это такой человек, на которого мож-
но положиться в делах, в трудных ситуациях. Он не просто скажет:
«Всё будет хорошо!», а даст мне конкретную помощь. Таких людей
единицы.
Тёплые чувства в душе возникают к человеку, если он надеж-
ный. Если ненадёжный – никаких душевных волнений не будет».
Нина Л.:
«Мои люди: со мной – не обманывают, не льстят, – нормальные
люди.
Ни один человек надёжным не может быть, кроме самой себя.
В трудную минуту мне не поможет никто. В этом я убедилась дав-
но. Если ты рассчитываешь на кого-то, то обязательно подведут. Что-
бы ты не смогла ни с кого спросить – я сама с собой. Я уже претен-
зии не предъявляю.
Если мне помогли, мне хочется искренне человеку сделать что-
то в ответ, но не деньгами, с деньгами я расстаюсь плохо».
«Если мне человек не помог, я внутри вскипаю: «Я помогла. По-
чему ты не поможешь?» При этом я принципиально не хочу гово-
рить. Я его отодвигаю. Мне хочется его натыкать носом, добить –
это принципиально: показать, какой он, но не буду, а то возникнет
чувство обиды – не хочу, тяжело будет. Пусть уходит, не будоражит
меня. Если разгильдяй – хочу мордой об асфальт.
Я с этим человеком не свяжусь, он мне неинтересен».
Драйзеру очень тяжело смириться с недостатками людей,
душа его болит, и душевного покоя нет.
Нина Л.:
«Я стремлюсь к своему душевному покою. Бросается в глаза
вульгарность, неправильность, и я страдаю от этого. Я говорю себе:
«Тебя это не волнует, уходи. Есть люди не твои. Не нужно никого
переделывать. Смотри со смирением и безразличием. Этот человек
тебе не подходит. Не ищи негатива, стремись принять.
Я человек думающий, ищущий, мне нужен душевный комфорт,
нужен покой в душе.
В любой момент мне нужно быть свободной, чтобы можно было
смыться от душевной боли. Если человек мне не подходит – он меня
раздражает – мне нужно уйти. Люблю в любой момент быть в сво-
бодном полете, важна личная свобода».
Наталья В.:
«Всегда делала, что хочу.
Если мне с человеком некомфортно, я не особо дорожу: «Так,
всё! Ты мне неинтересен!» Но если я человека обижу – я страдаю.
Я могу видом показать – ты мне неинтересен, уходи. Мне это надо
только для того, чтобы самой потом не страдать».
Маша Б.:
«Когда очень тяжело на душе, хочется поговорить, но я редко
кому могу довериться. Если я кого-то слушаю, насытилась – больше
не вникаю, очень хочется уединиться».
У Драйзера свой стиль в одежде. Одежда очень сильно влияет
на его настроение.
Нина Л.:
«От одежды, в чем я одета, зависит настроение. Я стараюсь хо-
рошо выглядеть больше для себя. Если я хорошо выгляжу – настро-
ение приподнятое. Если плохо: упадок сил, делать ничего неохота.
Если плохо выгляжу, нужно, чтобы никто этого не видел.
Я могу послушать совета, как мне одеться, только того человека,
который сам хорошо выглядит. Если мне нравится одежда, могу по-
терпеть некоторый дискомфорт: неудобно, обувь жмёт – замечать не
буду, главное, чтобы было красиво.
В детстве, когда к нам кто-то приходил, я подходила общаться
только к тем, кто красиво одет. Плохо одетых и, понятно, малознако-
мых – я старалась избегать».
Маша Б.:
«Мой внешний вид очень сильно влияет на мое настроение. Мне
очень важно, как я выгляжу. Если я плохо выгляжу, у меня начина-
ется апатия, я ничего не хочу делать, энергетический спад, кризис,
полный штопор… мне нужно выглядеть минимум на 30 лет. Красо-
та – это молодость, здоровье – это молодость. А я выгляжу на сорок.
Вот, допустим, с длинными волосами – это как-то там на тридцать,
тридцать два, тридцать три. Если с короткой стрижкой: видна кожа
лица, а кожа в таком состоянии страшном. Я смотрю на женщин – им
за пятьдесят, они таких усилий не прикладывают, как я, а кожа у них
лучше моей. У меня массаж постоянный, диеты, всякие лифтинги,
тренинги, маски, крема, а эффект обратный.
Мне нравятся яркие цвета в одежде: красный, ярко-зеленый,
ярко-голубой».
Кроме внешнего вида, настроение Драйзера также улучшает-
ся от процесса действия: выполнения какой-либо работы, тан-
ца, движения. Иногда он не может включиться в работу без по-
сторонней помощи – надо, чтобы рядом кто-то работал, или
дали четкую методику действий, лучше в письменной форме.
Нина Л.:
«Часто теряю много энергии. Спад энергии, ухудшается настро-
ение. Знаю, что надо что-то бы поделать, но не могу. Если не могу
делать дела дома, я иду в люди, и делаю там: отодвигаю хозяйку на
второй план, у меня получится лучше, я чувствую. Я счастлива, ког-
да какое-то дело сделала хорошо, и, неважно, в чужих я людях или
нет. После этого я уже в рабочем состоянии, могу уже и дома дела
делать – это удовлетворение приносит, настроение повышается».
«Люблю переставлять мебель. Страшно люблю всю жизнь тан-
цевать. От этого у меня всегда настроение повышается»
«Я не люблю баню – люблю состояние после бани. Не люблю
бег – люблю состояние после бега. В этих состояниях моя душа от-
дыхает».
Иногда Драйзеру необходимо никого не видеть, уединиться,
чтобы не испортить настроение.
Нина Л.:
«Побыть одной иногда очень важно. Забор на даче у меня не со-
всем, что надо. Надо сплошной, чтобы совсем отгородиться, чтобы
никто ничего не видел.
Часто хочется уединения, побыть дома. Но по мере уменьшения
раздражения от людей – опять надо общаться».
Драйзер неосознанно поправляет себе настроение, попадая
в то место, которое звучит состоянием искренности, довери-
тельности, душевной чистоты.
Нина Л.:
«Если спад энергии, и поползла какая-то хмарь в душе – я под-
нимаю, встряхиваю себя. «Так, никто тебе не поможет», – говорю
себе, иду к ребенку, общаюсь, чувствую: правит это душу или нет,
если нет – ухожу. Детей люблю потому, что их можно потом отдать
маме. Поиграла, потутушкала, пока они комфортны в общении, а на-
чинается негатив – отдать. Долго не могу».
Настроение Драйзера сильно зависит от общения с людьми.
Маша Б.:
«Я нуждаюсь в общении с определенными людьми, я избира-
тельна к людям.
Главное в отношениях с людьми – тактичность. Отношения
должны быть очень тактичные. Я страдаю, если бестактные отно-
шения.
Если с человеком интересно как с личностью, он мне нравится,
приятен – во мне появляется энергия, я счастлива, хочется жить, со-
стояние восторга.
Я стараюсь вывести отношения на тот уровень, который мне
приятен, чтобы жить в удовольствие. Я могу сказать: «Вот это мне
не говори, мне неприятно».
Драйзер сам для себя идеальный человек, ему очень сложно
найти себе соответствующего партнера по жизни и подруг-
друзей для общения.
Маша Б.:
«Я сама человек искусства – тонкий, возвышенный, утончен-
ный, аристократическое происхождение у меня в крови. У меня
больше уклонение к князьям. У меня прослеживается с детства пе-
дантичность, утонченность, возвышенность, и я поэтому все время
была белой вороной.
С одной стороны, я всегда была лидером, стремилась к лидер-
ству, я чувствовала в себе эти силы и возможности, но у меня была
какая-то уединенность. Я чувствовала себя белой вороной. «Не от
мира сего», – все говорили: «Она иная, она не такая, как все. Ей ро-
диться надо в восемнадцатом веке, а не в этом». Во мне утончен-
ность, воспитанность, обязательность.
Хотя я человек импульсивный, человек настроения, увлекаю-
щийся и увлекательный, я стремлюсь за идеей, за интересом. Мне
надо, чтобы что-то меня увлекало, вдохновляло, куда-то уносило
(состояние вовлеченности в интерес). Просто бытие – оно меня не
устраивает. Естественно, я не могу найти себе подобного.
Мне нравятся люди умные, обаятельные, привлекательные.
И внешне, и внутренне, чтобы мне с ними было интересно общаться,
чтобы у нас были общие точки соприкосновения, общие идеи, общие
ценности. Чтобы нам вместе было интересно, и приятно, и полезно.
Чтобы можно было выйти в свет. Я живу, как в тюрьме. Бабушка моя
говорит: «В тюрьме люди и то общаются, а ты сидишь в изоляции
в четырех стенах, никуда не выходишь». Я уже давно не была ни на
каких концертах. Я давно уже не ходила в театр. В своем родном те-
атре я не была десять лет. Мне не с кем туда пойти. Я ведь человек
компанейский, слишком общительный. Я не могу никуда одна пой-
ти. У меня нет стимула собраться и пойти туда одной, у меня нет же-
лания, настроения.
Раньше были друзья, подруги. Сейчас нет ни друга, нужного для
меня, ни подруги. Больше я страдаю, что нет подруги, нужной мне:
надежной, чтобы были не корыстные какие-то отношения. Я расста-
лась с теми людьми, которые считались моими подругами, но они
тупо меня использовали, просто я им нужна была как спонсор, вдох-
новитель. С меня все слизывалось, копировалось. У меня постоянно
занимались деньги и вещи и т.д. и т.п. И мне такая дружба не нуж-
на. Мне нужна дружба духовная и душевная. Когда взаимопонима-
ние, взаимовыручка, когда не только я о них забочусь, но и когда они
проявляют обо мне какую-то заботу. А так всегда, постоянно забота
только с моей стороны: кого-то я опекаю, о ком-то я забочусь, кому-
то помогаю. Ко мне – стена, тупик.
Вот с одной подругой я дружилась десять лет, с другой пять,
и рассталась с ними совсем, окончательно и бесповоротно расста-
лась. Они мне в знак благодарности – подлость, грязь, клевету. Одна
чего-то недопоняла, другая тут же подхватила, начала развивать
и еще эту грязь на меня выливать. Безмозглые, тупые дуры оказа-
лись, просто черствые. Для меня это шок.
Мужчину вот увидела, а он невзрачненький, страшненький…
я просто посмотрела на него один раз, мне уже было достаточно по-
нять его. Этот человек мне не нужен, он мне не пара. Даже чисто
внешне – по манерам, стиль одежды, манера разговора, внешнего
вида. Посмотрела, и сразу чувствуется. Нравится: крепкое красивое
телосложение, мужское лицо, манера говорить, манеры поведения.
Я чувствую интуитивно – один меня притягивает, а другой силь-
но отталкивает. Если мне человек не нравится внешне, невзрачный,
невысокий, с меня ростом, занудный, весь какой-то правильный,
я к нему привыкаю, пересиливаю себя, переламываю…
Мне всех жалко, я всем сочувствую, но мне – никто, никогда.
Я не могу терпеть такого отношения ко мне. Такое отношение! Он
не берет трубку! Он говорит, что порою не слышит, я сталкивалась
с тем, чтобы какой-то мужчина мне там не ответил. Для меня это
нонсенс, а для него это в порядке вещей.
Меня он не радует. Когда он приходит – нет такого подъема, ко-
торый с другими был. Приходят – творческий подъем, настроение
хорошее, хочется летать, танцевать, петь. А с этим – нет. Я чувствую
занудность у него внутри. Какой-то он зануда.
Хочется наполненности, возвышенности, чтобы мне хотелось
петь, летать, накал страстей, эмоциональный всплеск, чтобы мне
было просто радостно, а этого с ним не происходит.
Мне хочется, чтобы мужчина заботливый был, всегда приезжал
не с пустыми руками. Спрашивал бы: «А что, Машуль, надо купить
из продуктов, чего тебе бы хотелось?» Мне нужно практичного чело-
века, чтобы умел заботиться. Имел такое понятие, как: что мне при-
ятно, что для меня хорошо. Этот вопрос должен быть во всем: «Что
тебе хотелось в одежде? Куда ты хочешь пойти? С кем тебе хотелось
бы пообщаться?».
Мне надо, чтобы он имел такое желание, чтобы постоянно ин-
тересоваться моими желаниями: чего бы мне хотелось, как бы мне
было приятно, чтобы мне было интересно. Ему мои интересы долж-
ны быть на самом деле не безразличны. Я не хочу, чтобы он был
грязнуля и неряха. Мужчина должен быть опрятный и мыться каж-
дый день, но мне не нравится, если он будет в ванне пролеживать ча-
сами или долго под душем стоять. Я его буду ограничивать. А если
после душа останется все набрызгано и забрызгано – я так не могу,
когда вся моя стиральная машинка забрызгана. Потом я все это тру,
вытираю, чтобы чисто было, сухо. Я его приучу вытирать брызги, но
делать это надо досконально, как мне надо.
Мне надо, чтобы человек был эмоционален, не был букой, зану-
дой: если будет бубнить одно и то же разными словами – мне это не
надо. Я не люблю, когда одну и ту же мысль мне повторяют дважды.
Если человек не держит слово, у меня сразу негатив, барьер психо-
логический к человеку возникает, и сразу все пропадает. Вот догово-
ришься на час, а он приедет в три или в четыре – у меня сразу все
пропадает, весь интерес. Мне нужен человек пунктуальный.
Мне нужен человек открытый и откровенный. Чтобы он никог-
да не врал. Мне нужно, чтобы зарабатывал хорошо, но был щедрым,
не всовывался в мои дела: куда я там деньги потратила. Мне нужен
такой, который скажет: «Машуля, все на твое усмотрение. Куда хо-
чешь, туда и трать: на наряды, на сауну, на салон красоты».
Мне необязательно говорить ласковых слов, пусть лучше отно-
шение ко мне на деле доказывает: материальная забота, мужская ра-
бота по дому».