Габен

Вступление
Дон Кихот
Дюма
Гюго
Робеспьер
Гамлет
Максим Горький
Жуков
Есенин
Наполеон
Бальзак
Джек Лондон
Драйзер
Штирлиц
Достоевский
Гексли
Габен
Приложение

Мастер–«золотые руки»

ПРОФОРИЕНТАЦИЯ.
 
Эстет. Утонченное чувство гармонии. Мастер-«золотые руки».
Практик. Прагматик. Рационализатор. Экономен. Организатор
и руководитель небольших коллективов.
Экономист, финансист, бухгалтер.
Инженерно-технические специальности.
Материальное производство.
Юриспруденция.
Правоохранительные органы (следователь).
Медицина (спортивный врач, хирург).
Спорт (тренер).
Кулинария (повар, дегустатор).
Ресторатор.
Преподаватель (трудовое обучение).
Живопись, искусствоведение.
Технический дизайн.
Дизайн интерьеров.
Ландшафтная архитектура.
Модельер одежды.
Коммерсант.
Товаровед.
Эргономика.
Эстетика.
Парфюмерия.
Учёт ресурсов.
Быстро обучается любому, самому сложному и тонкому ручно-
му ремеслу.
В детстве важно: тёплые отношения с близкими, дисциплина
и распорядок дня, и постоянное вовлечение в активную практиче-
скую деятельность.
 
 
Габен
 
Сенсорик, логик, интроверт, иррационал*
 
 
В своем поведении Габен склонен больше к рацио-
нальности и консерватизму. Но его внутренний мир то-
нок и раним.
Габен воспринимает окружающий мир через ощуще-
ния гармонии-дисгармонии во всем.
Прежде всего, в отношениях с людьми (как на него по-
смотрели, в каком тоне разговаривают; ему хочется,
чтобы его приобняли, поцеловали, поговорили по ду-
шам). Ему очень важно, чтобы рядом были надежные
люди. Габен зависим от того, как его воспринимают
люди: если его будут принимать хорошим человеком –
он будет хорошим, если к нему будут плохо относить-
ся – он тоже будет плохим.
Он обращает внимание на внешность людей: здоро-
вый – больной, насколько человек опрятен, аккуратен,
элегантен.
Необыкновенно тонко он воспринимает мир через зву-
ки, запахи, вкусы, телесные ощущения и зрительное
восприятие: природа, красота городов и улиц, ком-
форт и уют домашнего очага, удобство своего рабоче-
го места и рядом работающих. Создает комфорт, уют
и чистоту в своем доме, вкусно готовит.
Любая дисгармония вызывает в нем внутреннее напряжение,
сжатие, и, как следствие, ухудшение настроения, а Габен очень
сильно зависим от настроения.
Василий А.:
«У меня настроения впереди всего…»
Алексей В.:
«Мне в кайф делать музыку, за компьютером тупо поиграть – все
это меняет мне настроение в лучшу сторону Настроение еще улуч-
шается, если хороший фильм – чувственный, трогательный, коме-
дия, спокойно      е жизненное, что цепляет душу, музыку хорошую
послушать. Жене мои «пустые» занятия не нравятся. Жена говорит,
что надо заниматься чем-нибудь продуктивным или читать книги.
У меня есть желание совершенствоваться, книг я прочитал много.
Но я чувствую, что мне надо что-то, что поднимет мне настроение.
Я часто из дома выхожу в состоянии подавленности, и если такое
бывает, то день переворачивается так, что вообще ничего не хочется
делать. Я готов весь день просидеть один где-нибудь.
Чтобы у меня было хорошее настроение, мне нужно сходить, по-
общаться. В нардишки я люблю поиграть перед сном – это может
быть до двух часов ночи, но я могу в семь проснуться и быть свежень-
ким. А могу лечь часов в десять, и проснуться в девять часов кое-как».
«Вот еду с работы, планирую на завтра, на следующую неделю.
А приезжаю домой – и мне уже ничего не надо. Дома некомфортно,
и у меня просто вырубается все. Через себя не хочется ничем зани-
маться. Напрягают отношения: негатив идет из отношений. Нелепые
разногласия, не понимаем друг друга, обиды».
Габен с большим трудом переносит раздражающие эмоции,
приказы, давление и нравоучения.
Василий А.:
«Если вокруг кипят эмоции – я никакой! Стараюсь хоть какую-
то логику брать из происходящего, а эмоции не брать. Чуть-чуть не
собрался, эмоции – бух по голове, бах по голове, – и мысли рассыпа-
лись. Отключается восприятие, тело ничего не чувствует – меня нет!
Одни мозги в воздухе плавают… Я пытаюсь выползти из эмоций,
цепляясь логикой… Я же знаю, что там, где логика – нет эмоций, но
чувствую, что меня крутят через мясорубку и сдают в утильсырье!»
Габену просто необходимо ощущать свое тело крепким и здо-
ровым. Он стремится к душевно-телесной гармонии, имен-
но она является основой его хорошего настроения, но, при его
утонченном восприятии окружающего мира, получить такое
внутреннее состояние крайне сложно – слишком уж он чув-
ствителен и душой и телом.
Василий А.:
«Однажды ехал в автобусе. И входят трое бомжей – сразу рез-
ко прогорклый запах, от них пахло старостью и безысходностью.
Этот запах сразу схватывает волосы, одежду, попадает в гортань –
ощущение колоссального дискомфорта, отвращение, тошноты.
Ощущение брезгливости от собственного тела. Надо отмыться, все
промыть и простирать.
Запахов у меня очень много разных. В КПЗ – запах страха, в тюрь-
ме от людей, которые там сидят – запах безысходности. Я очень легко
отличаю людей по запаху. Часто остро чувствую необходимость по-
мыться – немного понервничаю, и чувствуется налет на коже».
Алексей В.:
«Мне важно мое тело. Я хочу больше уделять внимания ему.
Я должен сам себе нравиться – красивое тело, живое, здоровое, под-
вижное, кожа эластичная, мышцы хорошо подкаченные. Я тогда себя
комфортно чувствую.
Если я чувствую, что у меня что-то поплыло – месяца два за-
пустил – я себя некомфортно чувствую, и мне недостаточно одного
раза в спортзал сходить, мне надо раза три-четыре».
Габен получает энергию, когда его тело наслаждается, кайфу-
ет, балдеет, поэтому он любит все, что доставляет телу удо-
вольствие.
Василий А.:
«Лучше всего париться таким образом: первоначально надо про-
сто зайти в парную, обернувшись простыней, для того, чтобы не об-
жигал пар, а проникал как можно глубже, «до самых костей», и под-
давать буквально по чайной ложке, чтобы потихоньку повышалась
температура. При этом под простыней не ощущается этого жара,
а идет прогревание, приблизительно как в русской печке, и после
этого, когда человек выходит из парилки, такое впечатление, что ко-
сти отделяются от мышц, а мышцы отделяются от нервов… После
этого неплохо бы в снежок… при этом снег кажется горячим. Такое
легкое покалывание во всем теле. Эти ощущения связаны с огром-
ным температурным перепадом, при этом можно сказать следующее:
чувствуешь каждую частичку своего тела – и все по раздельности.
А потом, когда назад, опять в парную заходишь, тело опять начи-
нает все собираться. Все собирается опять воедино. После этого, ко-
нечно, все очень хорошо. Выходишь из парной, обмоешься теплой во-
дичкой, приведешь себя в нормальное состояние, попьешь чая, либо
лимонной водички, либо минеральной водички, либо отвара трав.
После того как отдохнул, желательно второй раз попариться, но
уже без простыни. Очень любопытно, как подготовить тело уже непо-
средственно к массажу веником. Веники бывают всякие разные: мож-
жевеловые веники – для пущей нежности, дубовые – они для крове-
носных сосудов. Самый такой ходовой веник – это березовый. Как бе-
резовый веник лучше всего подготовить? Идет подготовка таким об-
разом: вначале желательно, чтобы он в теплой, либо в холодной воде
полежал несколько часов (часа 2-3), он отдает свои дубильные веще-
ства и впитывает в себя воду, становится мягким. А после этого ни
в коем случае эту березовую воду не сливать, а, желательно, после
того, когда помоешься, этой водой обмыться, она с березовыми смо-
листыми веществами – очень полезно для кожи. Очищает, как чисто-
тел. Далее: сам веник, перед тем как париться, желательно запарить.
Он должен полежать в кипятке, отдавая запахи, и тогда он будет го-
тов непосредственно для массажа. Водой после запарки веника луч-
ше всего и поддавать – свежесть, запах лета – ароматерапия.
И вот начинаем делать массаж тела. В начале веником надо по-
глаживать от затылка к пяткам по спине и телу, просто гладить. Тело
разогревается, теплеет, чувствуется, как обмякает, после этого уже
начинается непосредственно массаж, уже парение. Это уже наобо-
рот – от пяток. При этом веник желательно поворачивать. Он схва-
тывает горячий воздух, и тело именно листьями массируется и уже
видно, как тело начинает в ответ напрягаться. Надо не просто лу-
пить веником, а именно массировать легким похлопыванием от пя-
ток к голове. Необходимо периодически поддавать березовой водой
на камни. Потом человек переворачивается – и тоже самое по груди,
начиная от шеи и до кончиков пальцев, и опять наверх.
Ощущения, если одним словом – нирвана. Мысли всякие куда-
то деваются, остаются ты и баня… Когда паришься, идет поглажи-
вание веником по телу – оно расплывается… Когда начинается непо-
средственный массаж, мышцы собираются, происходит какое-то на-
пряжение в мышцах и чувствуется, как отделяются вены от мышц:
каждая мышца начинает работать – она сначала расплылась, потом,
во время похлопывания, напрягается, начинает собираться и отделя-
ется от других мышц. А мышцы связывают нервы и кровеносные со-
суды – чувствуется каждый кровеносный сосудик. Происходит за-
рядка нервной системы, зарядка кровеносных сосудов, начинается
активное кровообращение: некоторые люди краснеют, кто-то белеет.
То есть происходит зарядка кровеносных сосудов и нервной систе-
мы. Все это происходит за счет мягкого массажа веником. Не долж-
но быть хлестания, ни в коем случае. Только легкий массаж, только
легкое похлопывание. Это зарядка для нервной системы, кровенос-
ных сосудов и мышц. И в этот момент не должно быть перенапряже-
ния, и желательно перед баней не работать. Баня тоже колоссальный
труд. В баню даже нежелательно идти с плохими мыслями, потому
что мысли материальны. Нужно думать о чем-то хорошем перед ба-
ней, тогда будет полная гармония во всем. И будут токсины и шлаки
выходить через все места. После массажа надо все смывать с тела,
все токсины. И только после этого, отдохнувши, надо идти и мыться.
И ни в коем случае не синтетическими мочалками, нужно натураль-
ное мочало и натуральное моющее средство.
Желательно после бани одеть чистый, свежий, стираный халат
и в нем полежать. Махровый халат все впитывает: негатив, соли…
После каждой бани его надо стирать».
У Габена очень тонкие вкусовые ощущения. Он должен полу-
чать удовольствие, наслаждаться от вкуса еды. Понравивший-
ся вкус еды помнит всю жизнь, иногда с раннего детства.
Алексей В.:
«Одно из моих любимых блюд – пюре и сосиска, но сосиска обя-
зательно того вкуса, который мне нравится: они не кислые, не со-
леные, они не мягкие. Знаешь, что ничего хорошего там нет, но она
вкусная, как мясная.
Разные люди по-разному готовят. А я привыкаю к определен-
ным вкусам, приготовленным одним человеком, а блюда люблю про-
стые: пельмени, макароны с фаршем. Я сам готовить люблю, завтрак
ребенку и нам я готовлю сам. Люблю красоту – подаю еду красиво
оформленной: пусть это будет обычная мешанка с зеленью, зеленый
горошек, но я это сделаю красиво.
У меня мечта – открыть свой ресторанчик. И там будут именно
свои блюда. Они могут быть домашними, своими, очень вкусными».
Ольга В.:
«Я всегда поражалась, как мой отец помнил вкус. Моя мама ча-
сто тушила картошку с мясом, мы с братом ели с удовольствием, а он
нет. И вот однажды он мне рассказал, что в детстве его угостили ту-
шеной картошкой с мясом из печки. Он этот вкус помнит, и другого
просто не хочет. «Вот если бы опять той картошечки – я бы поел!»
Потом, став взрослой, я поняла, что если нет дома сметаны, он
не будет есть борщ или блины. Вкус блюда должен соответствовать
его ожиданиям, тонкости его ощущений»
Василий А.:
«Огурцы почему-то растут ночью. Утром выйдешь, пленочку
откроешь, а он весь в инее, в белом налете, берешь его, а он напы-
жистый весь и колючий, каждый пупырышек со своим вкусом. Пы-
жится и колется каждым пупырышком. Когда берешь в ротик на зуб-
ки, каждый пупырышек наполняет тебя своими ощущениями: если
на темной стороне, которая к солнцу – пупырышек сладковатый;
если на беленькой стороне, которая к земле – с горчинкой; на север-
ной – чуть с кислинкой. Внутри огурца мякоть вяжет. Самое лучшее
удовольствие от огурца: если свежим его разрежешь на шесть ча-
стей, оденешь на голову – голове легче переносить жару.
Лучше всего в самое жаркое время выйти в огород и найти по-
мидор, который смотрит на солнышко. Его сорвать с ножкой. Же-
лательно не мыть. На этой ножке огромное количество солнечной
энергии – его съесть. Если хотите ощутить всю прелесть – желатель-
но помидор не мыть, ощущаешь вкус солнца, запах чистоты, свеже-
сти и какой-то романтики».
Габену интересно делать только то, что никто до него не де-
лал. Он изобретатель и рационализатор. Если говорить об объ-
емах работы, то нужно обязательно отметить, что он не лю-
бит большие объемы (строить дом, делать сразу во всей квар-
тире ремонт), а предпочитает небольшие по объему, но увле-
кающие его своей уникальностью и неповторимостью занятия.
Габен от природы ленив, но если он за что-то взялся, все бу-
дет сделано качественно, тщательно, и эстетично оформле-
но. Габен обожает делать изящные вещи, часто у него врож-
денный абсолютный вкус. Габен включается в работу, когда он
чувствует, что нужен людям, иначе он может долго быть без
дела и казаться лентяем. Габену нужно «дать цель», а сам он
больше изобретает методики.
Ольга В.:
«Наш дом был обнесен забором, который иногда ремонтировал-
ся, но постоянно то ломался, то падал. Сделан он был из разной ши-
рины досок и особого вида не имел. Но вот калитка! Это было ше-
деврально. Она была сделана из белых, некрашеных досок, отпо-
лированная, ладная, с необыкновенно удобным ящиком для почты
и еще, самое главное, с потайным замком «дерни за веревочку, двер-
ка и откроется».
Части замка были сделаны из какого-то нержавеющего метал-
ла, все отточенные, работали очень легко, а на задвижке была мно-
гогранная, идеально отполированная ручка из органического стекла.
Все говорили, что дверку-то надо в музей сдать».
«То, что у моего папы «золотые руки» и он может придумать
и сделать такое, какое никто не может, я не сомневалась никогда.
Когда мне было лет четырнадцать, я увлеклась разведением какту-
сов. Решила выращивать их из семян. Нашла в журнале чертеж те-
плички и к папе… Он посмотрел на чертеж, подумал и сделал совер-
шенно другую, но очень удобную тепличку – инкубатор: снизу зем-
ля подогревалась, сверху была лампа дневного освещения, и была
очень удобная крышка, которая снималась, и маленькие кактусята
опрыскивались из пульверизатора 6-8 раз в сутки. В журнале говори-
лось, что разведение кактусов посевом – дело сложное, а в моей те-
пличке они «лезли, как грибы».
«В детстве я жила в частном доме. И была у нас банька – сделал
ее папа сам. Банька была небольшая, но очень симпатичная, уютная
и теплая. Все в ней было выкрашено белой краской: и скамеечки,
и решетка на полу. Стены были побелены, а на одной стене там, где
уже одевались, было небольшое зеркало в овальной рамочке, тоже
выкрашенной в белый цвет. Приходила я в эту баньку и попадала
в какой-то маленький уголок необыкновенного уюта. Чувство рас-
слабления и отдыха начинало возникать еще до того, как начинала
мыться. От баньки шла очень узенькая цементная дорожка до дома –
тоже было очень удобно».
Василий А.:
«Старая баня была у нас очень маленькая. Ногам было холодно,
а голова при этом раскалывалась от жары, а ноги мерзли – был ката-
строфически холодный пол. Тогда я задумался: «А как сделать так,
чтобы голове было прохладней, а ногам теплей? И при этом макси-
мум удовольствия!»
Я походил, посмотрел, стал подбирать оптимальный вариант. Он
оказался таким: в бане должно быть три отделения. Одно – разде-
валка, должна быть самым большим помещением: туда люди долж-
ны приходить и расслабляться, получать удовольствие. Следующее
отделение должно быть – именно парная, а в третьем человек моет-
ся. Конструкция печи такова, что каменка, куда поддают, надежно за-
щищена от пламени и, соответственно, от угарного газа. Довольно
много камней, поэтому для того, чтобы париться, достаточно подда-
вать по столовой ложке, добавляя в воду для ароматизации облепиху,
пиво – ароматерапия. Баня – сухой пар, вообще пара не видно. Темпе-
ратура очень большая, заходишь в парную, кажется прохладно, а там
где-то градусов восемьдесят. Свежий воздух и высокая температура.
Под деревянным полом – цементный: изолирует баню от земли.
Между деревянным и цементным полами пространство. Деревян-
ный пол выше основания печки на 25 сантиметров. В связи с этим,
когда протопишь баню, на полу можно сидеть, ноги зимой не мерз-
нут. А чтобы голова не лопалась от жары, в дальнем углу бани, в по-
толке, сделана вытяжка. И воздух по верху бани всегда свежий. Печ-
ка одновременно в трех отделениях бани: раздевалка, парная и по-
мывочная. Как правило, у многих предбанники холодные, а у меня
после бани человек может лежать без ничего и отдыхать. Температу-
ра там от 40 до 60 градусов».
Габен – мастер по изготовлению инструментов, всевозмож-
ных приспособлений и приладов, всего, что облегчает работу
и делает ее удобной, приятной и эффективной.
Ольга В.:
«Помню, я увлеклась собирать всевозможные коряги. Я их об-
чищала, подрезала, шкурила, лачила. И вот однажды попала в ма-
стерскую одного мастера и увидела, что у него для обработки коряг
есть много инструментов и приспособлений. Я бегом к папе: «Сде-
лай!» Ну, и конечно, через месяц мне папа подарил сделанный сво-
ими руками такой набор всевозможных обточек и выемок. Помню,
там была очень тоненькая трубочка в диаметре миллиметра два или
три, она предназначалась для выемки дерева в узких щелках. Но уж
о других лопаточках, сточечках и так далее и говорить нечего.
У каждого инструмента была сделана очень удобная и гладкая
деревянная ручка. Работать таким инструментом было удобно, и лю-
бую фантазию можно было осуществить очень легко».
Габен экспертно разбирается в качестве металла, дерева
и других материалов.
Ольга В.:
«Всю жизнь мой отец проработал слесарем-инструментальщиком,
имея шестой разряд. Металл он чувствовал, казалось, всем телом,
про каждую марку мог рассказать очень многое: какой он плотности,
куется или нет, как тянется и т.д. Возьмет в руку и начинает говорить,
как будто инструкцию читает. И, не дай Бог, ты купишь ножик в мага-
зине, сделанный не из «той марки» стали!
Самое главное, что мне запомнилось – это как он делал измере-
ния: все до микрона и никак по-другому. До сих пор в доме полно
всякого измерительного инструмента.
Все, что он делал из металла, было необыкновенно точно и тща-
тельно обработано. Для обработки тоже была огромная масса на-
пильников, надфилей, были даже какие-то алмазные надфили, де-
лающие очень тщательную обработку. Инструментов для обработки
металла всю жизнь у него было великое множество. Многое из это-
го инструмента было сделано им своими руками. Весь инструмент
хранился в чехлах и был разложен по коробочкам, полочкам, шкаф-
чикам. Если что-то нужно было в работу – индивидуально достава-
лось, затем упаковывалось и убиралось на место. Множество замков
было сделано им, которые, как он сам говорил, вскрыть невозможно.
Я уже взрослая поняла, что стал он высочайшим профессиона-
лом в своем деле благодаря обучению в ремесленном училище. А та-
ланты мастера-«золотые руки» – это дано было богом».
Габену постоянно бросается в глаза, кто занят в данный мо-
мент работой, а кто баклуши бьет. И у него внутренняя по-
требность указывать окружающим, что нужно делать.
Ольга В.:
«Когда у меня сын был грудным, я сидела с ним дома. Вечером
приходил муж с работы, и я пыталась выйти на улицу хотя бы нена-
долго. А жили мы в частном доме, и муж не мог терпеть, чтобы я по-
шла погулять без дела. То он скажет: «Возьми метлу, вымети в гара-
же», то: «Почисти снег у калитки».
Глядя на работающего человека, Габен оценивает каждое его
движение: насколько ладно и ловко тот работает, видит его
профессиональное умение и навыки.
Алексей В.:
«Всегда вижу, как жена крошит салаты, моет посуду – я бы все
это, конечно, делал более ловко».
Механизмы для Габена – это действительно живые существа,
если так можно сказать.
Ольга В.:
«Раньше стиральные машины были механические. И когда
я стирала, отец всегда замечал время, пока машина работала. После
30-40 минут работы он просто начинал требовать дать мотору отдо-
хнуть. Однажды он мне сказал: «Она у тебя надрывается, неужели
ты не слышишь?»
«Всю жизнь, сколько я себя помню, мой отец очень любил зани-
маться автомобилем. Как я теперь понимаю, он для него был «жи-
вым». Вот приезжаем мы на пляж или в лес, а выезжали мы из гара-
жа только в сухую погоду (папа говорил: «В сырую погоду хозяин со-
баку во двор не выпускает, а тут машина…») Ну так вот, мы все-таки
иногда приезжали на пляж или в лес, и начиналась упаковка машины
от солнца, не дай Бог, дождя или еще чего-нибудь. Сверху на маши-
ну надевалась огромная белая простыня с бечевками, ими простынь
привязывалась к ручкам дверок. Поверх простыни машина накрыва-
лась огромным брезентом, который также крепился. Колеса покрыва-
лись ватными фуфайками, которые специально возились в багажнике.
По возвращении нашего автомобиля домой его обязатель-
но мыли: температура воды строго измерялась градусником, мытье
осуществлялось кусочками размоченной замши, потом было проти-
рание старой хлопчатобумажной тканью, чтобы не оставалось сле-
дов от капель. Просыхать на солнышке отец ей долго не давал – вы-
горит цвет. Вот так он ухаживал за своей «лебедушкой». И через
двадцать лет такого пользования соседи по гаражу пришли к выводу,
что машину надо сдавать в музей».
Габен прекрасно чувствует, сколько стоит та или иная мате-
риальная ценность, для него очень важно экономить материаль-
ный ресурс, так как быть активными, много зарабатывать ему
порой бывает сложно, легче экономить уже приобретенное.
Ольга В.:
«Однажды я поняла, в отце заложена необыкновенная тяга эко-
номить ресурс. Став совсем старым, он как-то сказал: «В питании
можно сильно экономить. Я вот могу прожить с одной банкой кон-
сервов целую неделю!» И тогда мне сразу высветилось, что он жил
так всю жизнь: не стремясь заработать большой ресурс, а экономить
имеющееся».
Габен прекрасный учитель, с удовольствие делится знаниями,
особенно практическими навыками. Почему Габен любит учени-
ков? Потому что он чувствует себя среди них на голову выше
в знаниях, а это ему очень важно.
Ольга В.:
«Я очень люблю своего отца. Это чувство идет из раннего дет-
ства. И, только став взрослым человеком, я поняла, что эта любовь,
прежде всего, основывается на том, что через всю жизнь рядом со
мной прошла его необыкновенная «рукастость». Он мог делать сво-
ими руками все. У меня никогда даже малейшего сомнения не закра-
дывалось, что мой папа что-то не сможет.
Первое воспоминание – как он мне точил карандаши. Я помню,
у него был самодельный, очень острый нож, который хранился в ко-
жаном футляре, тоже самодельном. Вот он аккуратно доставал из
футляра нож, раскладывал ровненько перед собой карандаши и начи-
нал их точить один за другим. Сточенный конец был идеально ров-
ным, гладким, а кончик грифеля очень тоненьким.
Все это делалось не торопясь, с наслаждением, и при этом я впи-
тывала, что работу нужно делать тщательно, получая при этом удо-
вольствие.
А еще запомнилось мне на всю жизнь, как он учил меня отво-
дить поля в тетради. Было это в первом классе. Выдали нам тетрад-
ки в клеточку, а полей в них нет. На дом дали задание – отвести поля.
Я к папе: «Как?» Он взял линейку, отсчитал четыре клеточки и очень
ровно провел красную линию, получилось «фирменно», но я поняла,
что по-другому никак нельзя. Долго и тщательно я линовала поля во
всей тетрадке: получилось – не отличить от напечатанных».
У Габена постоянно присутствует ощущение, что он много
знает лучше других, умеет все делать лучше других и его сильно
раздражает, если кто-то с этим не согласен. Ему надо, чтобы
на его работу смотрели восхищенными глазами и хвалили, хва-
лили и хвалили… Похвалой за выполненную работу Габена не ис-
портишь. А еще будет прекрасно, если вы будете стоять ря-
дом, когда он что-то делает, и восхищаться его рукастостью
и умом. Не надо ничего лишнего объяснять Габену. Если его по-
учают – «внутри» у него «сжимается пружина», готовая раз-
жаться и доказать всем, что он это знает. Критиковать Га-
бена нужно очень осторожно. Критики он не выносит, и, пре-
жде всего, такая ситуация опасна для него резким изменением
настроения в худшую сторону.
Алексей В.:
«Иногда бывает, что хорошее настроение, а жена подковырнет,
что я неправильно делаю, не по системе делаю… вскипаю внутренне
эмоционально, и все – настроение падает!»