Рекомендации для родителей ребенка – Робеспьера

Профориентация
Рекомендации для родителей ребенка – Робеспьера
Робеспьер — логик, интуит, интроверт, рационал

Робеспьеры о детстве
Ирина М.
Мария Р.
Наталья С.
Оксана М.
История про трамвай
Григорий П.

Робеспьеры о себе
Екатерина В.
Галина К.
Робеспьеры о себе
Евгений А.

У Робеспьера природная склонность к флегматическому типу темперамента. Флегматик: серьезный, сдержанный, немногословный, вдумчивый и рассудительный. Трудно переключается с одного вида деятельности на другой. Медлительный и неторопливый, терпеливый и последовательный в достижении поставленной задачи, получает удовольствие от процесса. Способен на сильные и глубокие чувства. Ему присуще слабое внешнее выражение душевных состояний.
Робеспьер – логик, его голова думает постоянно. Если его что-то заинтересует, то он будет собирать информацию по этому вопросу, тщательно обдумывать, и, в результате, у него всегда на все есть свое мнение. Нужно учитывать, что процесс мышления идет медленно. Не торопите ребенка с ответом, и, конечно, необходимо прислушиваться к его мнению, уважать его. Ни в коем случае не говорить, что он тупой, глупый, медлительный.
Нужно разговаривать с ребенком, как с личностью, а не как с «овощем», который вообще ничего не понимает (говорят Робеспьеры). Если ваши мнения расходятся, лучше согласиться с ребенком, дать ему возможность поверить в свою правоту, а после этого показать факты, которые противоречат его пониманию. Согласиться сразу он не сможет – внутри есть уверенность, что он прав. Но пройдет время, и вы заметите, что он перешел на вашу сторону.
«Я самая умная, делаю все правильно, пусть все молчат и соглашаются со мной, иначе – очень сильное раздражение. Могла кидать книги игрушки, драть кукол, кричать, топать ногами, рвать бумагу».
«Помню, в детстве, я всегда любила давать родителям наставления, поучать, говорить, что правильно, а что нет, и поправлять их, если они что-либо говорили или делали, по моему мнению, неправильно. Соответственно, переспорить меня было невозможно, я всегда все знала, как нужно, а они нет. С самого детства я привыкла к таким выражением в свой адрес, как: «хватит умничать»; «конечно, ты здесь самая умная, а мы все дураки»; «куда уж нам до тебя, в «калашный» ряд» и т.д.».
«Я считала себя уникальной, выделенной, очень умной, мудрой, знающей абсолютно все. Мама сильно с этим боролась, пытаясь меня приземлить, как мне казалось, унизить. Говорила, что я как все, если не хуже, а чаще я понимала, что хуже, что нечего забираться высоко, падать больно, а это обязательно случится. Она считала, что нет у меня никаких способностей, не верила в меня. Зачастую удивлялась, что у меня что-то получалось. На меня нападало бессилие, уныние, апатия».
«С детства я любознательна. Папа научил меня не стесняться задавать вопросы, если мне что-то непонятно. Я не была «почемучкой», вопросы задавались строго, с достоинством и очень настойчиво, если что-то до конца не прояснялось. Если человек не располагал к себе (злые глаза, скрипучий или громкий голос), предпочитала получить информацию из других источников – книги, отец, друзья. Когда в моей жизни встречались энциклопедически образованные люди – ими я восхищалась».
Восприятие такого ребенка глубокое, образное, стремящееся постичь истину, докопаться до сути. Он обладает природным даром теоретика: думать, обдумывать, анализировать, выстраивать системы, отстаивать свою точку зрения. Способность к аналитическому мышлению необходимо развивать с раннего детства.
Очень важно научить ребенка читать книги, именно из них он будет получать огромный объем информации, необходимой для процесса мышления. В пустой голове будут рождаться примитивные мысли. Хорошо, если вы его заинтересуете книгами не только приключенческими, но и познавательными. Ему будут интересны различные энциклопедии: о мире животных, о космосе, об истории и т.д. Повзрослев, он будет читать классическую литературу, ему будет интересен мир человеческих взаимоотношений, переживаний (Достоевский Ф.М., Толстой Л.Н., Данте А.). Труды по философии и психологии он также не обойдет своим вниманием.
Такому ребенку интересно все новое, необычное, удивляющие, будоражащие его воображение. Если ваш ребенок будет увлечен только приключенческой и фантастической литературой, есть опасность, что он полностью уйдет в мир своих фантазий, и окружающий его реальный мир будет ему неинтересен. Поскольку у него сильное воображение, и оно может вырвать его из действительности, нужно его заземлять в реальном мире: давать навыки по приготовлению пищи, уборке дома, помощи взрослым, прибить, построгать доску, ходить на рыбалку, за грибами и т.д.
Робеспьер может представить себе перед глазами (на внутреннем экране) как, что было или может быть. Может навоображать различные опасности, которые могут его подстерегать, а потом жить с этими страхами. Не следует ребенка пугать.
«Воображения бывает очень яркие, они встают перед взором, как живые картинки. Живые, потому что не просто, как фотографическое изображение, а в движении, в цвете, во всем разнообразии запахов, звуков, телесных ощущений, душевных ощущений».
Робеспьеру свойственны сомнения.
«Даже в совсем юном возрасте, я, например, сомневалась в достоверности истории. Какой-то там дядька, что-то там написал, кто-то сказал, что он авторитет, и теперь все этому верят и считают, что так было на самом деле. Где доказательства? Где уверенность, что это правдоподобная информация, а не подтасовка с целью выгоды? Меня там не было, я не знаю, как было на самом деле».
Такой ребенок должен расти обязательно в детском коллективе, желательно постоянном. Хорошо, если там будут доброжелательные, радушные, искренние отношения, атмосфера доверия и энтузиазма. Если ребенок будет расти вне коллектива или коллектив будет некомфортен для него – в его психике может заложиться ощущение сильнейшего внутреннего одиночества. Это ощущение может остаться с ним на всю жизнь.
Робеспьеру важно, чтобы была компания единомышленников, которые принимали бы его таким, какой он есть. Это веселые и радостные люди, с которыми он может открыться, быть естественным. Здесь над ним не будут смеяться, издеваться, он не будет белой вороной.
Хорошо, если родители будут называть его ласковыми именами, обнимать, оказывать заботу и внимание. Ему необходимо, чтобы его ждали, помогали в его начинаниях, слушали и слышали его.
«Помню детскую обиду на маму за то, что она не называла меня ласковыми именами и не проявляла телесных нежностей, объятий, прикосновений…»
«У меня была красивая воспитательница в детском саду. Лучащиеся добротой и любовью к детям глаза. Свет, льющийся из глаз – любовь к детям».
«Мое самое пронзительное воспоминание из детства – это ощущение сильнейшего внутреннего одиночества и желание найти «родственную душу». Я помню куклу, большую немецкую, играя с ней, мечтала, чтобы она ожила, была моим настоящим ребенком. Это была некая прочувствованная молитва, внутреннее обращение к кому-то или чему-то выше меня. А в детском саду зимой мы слепили ледяную снегурку, раскрасили красками, и она была как живая. И вот вечером, в темноте, когда никто не видел, я приходила к ней и молча разговаривала, прося ее ожить и стать моей подружкой».
Робеспьер очень болезненно ощущает несправедливость, подавление сильного слабым. На него нельзя давить, приказывать, указывать. Такие действия вызовут сильнейшее внутреннее сжатие, потерю внутреннего «Я», противостояние и упрямство.
«Одним из нелюбимых способов гимнастики ума была книга «Логические задачи». Я ее терпеть не могла, мне многое там было непонятно, и понимать не хотелось. Но родители считали святым долгом развивать мой ум и насильно сажали меня решать эти задачи. Думаю, что первостепенным здесь являлось «насильно», а не «неумение решить», так как в чуть более позднем возрасте я самостоятельно взяла эту книгу и «отщелкала» все задачи как орехи».
«Мама много работала, и всегда говорила, что для того, чтобы устроиться в жизни, нужно работать локтями, нужно пробиваться и вылезать. Я была маленькой, но уже тогда я прекрасно понимала, что так никогда не смогу. Я не смогу идти людям по головам. Мама была у меня авторитетом, она говорила, что нужно так, я знала, что так не умею и не смогу, и начинала ощущать себя совершенно никчемной, неприспособленной для жизни в этом мире. Ведь, если надо так, а я так не умею, значит, я здесь лишняя, значит, мне нет места в этом мире, в котором для того, чтобы жить, нужно работать локтями».
«Дедушка никогда не давил на меня, не заставлял что-то делать, но каким-то чудом я всегда делала то, что надо ему, не повышал на меня голос (а бабушка часто «срывалась» на повышенные тона), очень считался с моим мнением, и если же я была в корне неправа, то переубеждал меня очень мягко, оперируя только теми фактами, которые были мне понятны. Он много рассказывал мне, в том числе и о серьезных вещах, но в некоторой игровой форме. Например, я с четырех лет знаю закон сохранения энергии и закон Архимеда, но в виде детских стишков и забавных картинок. Кроме конкретных знаний, мы много говорили и о человеческих отношениях – когда он вел меня в детский сад или забирал оттуда, я могла поделиться с ним всеми своими радостями и горестями, получить практический совет по налаживанию отношений или, например, узнать, что в определенной ситуации можно только «дать в нос» — иное не пройдет. И он никогда не врал мне».
Оскорбление, крики, унижение – вызовет в ребенке чувство глубочайшей вины, он уйдет в себя, в свои страхи, будет замкнутым и неконтактным. Выбраться из этого крайне сложно. Он может прожить всю жизнь глубоким интровертом, одиноким и несчастным. Его счастье – это общение с радостными, искренними и доброжелательными людьми, семья.
«Скандалы проходили особенно болезненно для меня, так как в очередной раз они очень сильно давили на чувство никчемности, и я начинала ощущать себя очень гадко, меня глодало чувство вины. Если меня обижали (срывались с криками ни за что, а просто потому что у кого-то было плохое настроение, вообще, в нашей семье всегда было принято срывать свою злость и накопленное за день раздражение на домашних), мной это переживалось тяжело, и я писала записки красным карандашом большими печатными буквами, что ухожу из дома».
«Я всегда замыкалась в себе при конфликтах. Когда мама спрашивала, почему мне плохо, или что не так, не могла ей ответить, сразу начинала замыкаться: молчала или просила прощения и говорила, что больше так не буду. С мамой я не могла ни поговорить, ни открыться ей, у меня всегда был какой-то ступор. У нас не было взаимопонимания».
«Всячески избегала и избегаю конфликтов. Я всегда очень переживала, когда родители или бабушка с дедушкой ругались, а уж если ругали меня, да еще как-нибудь с «вывертом», типа: «Ну конечно, она тут самая умная…», то подавленное состояние и отвратительное настроение были обеспечены.
Однажды мама не разговаривала со мной почти три месяца. Я не помню причины конфликта, а помню чувство глубокой обиды за то, что она не нашла возможности выслушать, понять меня и прекратить этот кошмар. Я простила ее, но точно знаю, что моим детям не придется через это пройти».
«Я очень не любила конфликты, особенно в семье, мне хотелось, чтобы все дружили между собой, не говорили друг про друга гадостей. Моя другая бабушка и мама, общаясь дружелюбно днем с людьми, вечером в семье говорили про этих людей плохое. Я этого не понимала и не принимала. Если они плохие, то зачем с ними «хорошо» общаться? А если хорошие – зачем говорить гадости? Мне хотелось мира».
Такой человек плохо разбирается в отношениях людей друг к другу. Ему сложно самому наладить контакт с окружающими, выстроить отношения. Он не может подойти первым. Первоначально он относится к новым людям с подозрением, хотя и считает изначально всех людей хорошими. Ему сложно разобраться, испытывают ли к нему искренние чувства или скрывают их под маской доброжелательности, поэтому у Робеспьера присутствует постоянно внутренняя тревожность в отношениях с людьми. Часто он судит других по себе и поэтому не предполагает, что близкий человек может его предать, потому что для него самого это немыслимо. Ребенку следует внушать, что люди могут быть разными, но в большинстве своем они хорошие, и в каждом человеке найдется то, за что его можно уважать.
Важно находить общий язык с таким ребенком, у него всегда есть внутренняя потребность высказаться. Главное, чтобы он доверял родителям, чувствовал, что им интересны его проблемы, не боялся рассказывать им о своих переживаниях и прочем. Часто дети боятся рассказывать что-то, так как их будут ругать, или им страшно не оправдать надежду родителей.
Робеспьеру важно ощущение, что его семья – это крепость, где его всегда поддержат и помогут, что бы ни случилось. Если ребенок не может разобраться в своих проблемах, например конфликты в школе, – ему надо помогать.
Робеспьер – ребенок правильный, обязательный, справедливый. Ему очень важно доверие родителей.
«В силу того, что я не очень-то разбираюсь в реальном отношении людей ко мне, склонна спрашивать, а какие же чувства на самом деле испытывает ко мне человек. Мне необходимо это слышать, как подтверждение того, что я «белая и пушистая», хорошая, нужная, любимая».
«В детстве «встречала людей по одежке», причем был важен не только внешний вид, но и голос, запах, поведение – приветствовалась спокойная доброжелательность, сюсюканья и фамильярности не переносила, да и сейчас не люблю, просто к разным проявлениям характеров терпимее отношусь».
«Взаимоотношения со сверстниками, в период развития ребенка, играют важную роль. В случае конфликтов или притеснений, как со стороны ровесников, так и старших, ребенок может замыкаться в себе, родители могут не догадываться, что в школе не все гладко. Он может молчать, отвечать на вопросы по поводу школы уклончиво, а в душе, в это время, будут рождаться или усиливаться комплексы и чувство никчемности. Если ребенок не может самостоятельно разобраться в проблемах, нужно ему помогать. Если возникли конфликты в школе, родителям нужно подключиться к решению проблем. Разговаривать с учителем или директором, или со сверстниками, смотря где возникла проблема. Ведь любая проблема решаема, если во время начать ее решать, а не пускать дело на самотек.
Нужно больше доверять своему ребенку и прислушиваться к нему. Если поведение ребенка изменилось, он стал более замкнутый или наоборот, слишком раскованный, значит, у него есть проблемы, нужно деликатно и осторожно вывести ребенка на контакт, а так же собирать сведения со стороны, у родителей одноклассников или учителей. Зачастую родители просто не доверяют своим детям, они относятся к ним несерьезно».
Хорошо, если у вашего ребенка будут развиваться различные таланты. Игра на музыкальных инструментах, пение, танцы, театральная деятельность – все это будет ему интересно. Он может добиться там успехов, но ему нужна будет постоянная поддержка, прежде всего в преодолении своей стеснительности.
«Родители должны уделять особенное внимание раскрытию талантов ребенка и становлению его как личности. Заниматься с ним нужно тем, что нравиться ребенку. Выбирать для него секции, исходя из его предпочтений, а не из своих».
Важно, чтобы тело Робеспьера было физически развито, поэтому его надо очень мягко, с любовью приучать к физическим упражнениям, занятиями различными, интересными ему видами спорта. В этом ему нужна постоянная поддержка родителей или друзей. Один он этим заниматься не будет. Но насильно загонять его в спорт ни в коем случае нельзя, кроме упрямства вы ничего не получите. Все должно быть постепенно, потихоньку, с интересом и желанием ребенка. Но вырастить физически развитого ребенка такого типа – это очень важно. Если он будет заниматься в комфортной для него компании, это поможет.
Нельзя внушать ребенку, что он болеет или больной. Если заболел: «Это ерунда, скоро поправишься».
«В школе я много занималась спортом – разным, практически всем, что «попадалось под руку»: баскетбол, лыжи, настольный теннис, плаванье, конькобежный спорт, бадминтон, легкая атлетика, стрельба. Люблю ходить – не быстро и не медленно – очень гармонизирует мыслительный процесс».
Такого ребенка нужно обучать домашним делам. Хорошо, если у него будут постоянные обязанности по дому. Еще очень важно, чтобы у него была своя комната или уголок, где он будет полным хозяином.
«Что касается бытовых проблем, то было бы лучше, чтобы их решал за меня кто-то другой. Сейчас, когда я убираюсь в своем доме, все происходит по мною заведенному порядку. Порядок в моем доме был и есть всегда. Я его называю «семь слоников», то есть все по ранжиру – куклы по росту рассажены в ряд, за ними стоят мишки, тоже по росту, посуда сложена в коробочки, кукольная одежда тоже, картинки на стенах развешаны симметрично».
Одежда для Робеспьера должна подбираться такая, какая ему нравится, нельзя давить на него и навязывать свое мнение в этом вопросе. Нельзя такому ребенку делать замечаний по поводу его внешнего вида, а если ему скажите, как идет ему, допустим, эта маечка – он вам будет признателен.
«Отношение к одежде всегда было однозначным – она должна быть красивой (даже лучше, если она нетиповая, эксклюзивная, но неэкстравагантного цвета и фасона), комфортной (удобной), подходящей к случаю – именно в таком порядке – только тогда она будет для меня подходящей».
Родителям следует отмечать, что сделал ребенок истинно хорошо.
«Похвала всегда была для меня мотивацией для оптимизации какой-либо деятельности. «На слабо» меня взять невозможно».
«Для меня вообще нужно и важно по жизни ощущение гармонии, счастья, защищенности».