Бальзаки о себе

Профориентация
Бальзак. Интуит, логик, интроверт, иррационал
Рекомендации для родителей ребенка – Бальзака

Бальзаки о детстве
Екатерина Н.
Елена Т.
Эля Г.
Полина А.

Бальзаки о себе
Анна М.
Алексей Р.
Александра М.

Анна М.
 
У Бальзака есть свое внутреннее понимание того, как надо правильно жить:
– это быть в гармонии души, тела и ума;
– быть в гармонии с окружающим миром.
Самое главное это состояние души. Спокойная радость от жизни, ощущение, что все, что происходит, так и должно происходить, желание жить независимо от событий, которые происходят со мной, моими близкими или другими людьми. Бороться лучше с собственными недостатками, помочь другому, если попросит.
Важно любить мир: людей, животных, природу, погоду и даже экономический кризис (мы сами создали его для собственного развития).
Интерес к жизни, к людям, к наукам, хотя бы на уровне научно-популярном, добавляет ярких красок к качеству жизни.
Физическое здоровье также важно для качества жизни. Необходимо правильно питаться, двигаться, физически работать, но не перегружать тело, не ломать его.
Работа должна отвечать потребностям психики, как минимум не должна вызывать отвращения, приносить необходимый доход. Работа дает развитие творческих способностей.
 
Время – это жизнь. Это огромная ценность. Если моим временем распоряжаются – меня обкрадывают. Я должна и хочу распоряжаться им, как хочу. Помню, долгие годы, я ходила на работу по расписанию. Я считаю, что эти годы у меня просто украли…
Время я ощущаю по-разному. Время может остановиться, медленно течь, стремительно бежать. Это река, которая может быть полноводной, а может превратиться в ручей, стать тихой заводью или болотом. Я так чувствую.
Если я задумываюсь о физической сущности времени, то понимаю, что времени не существует. Есть Вселенная, и она постоянно меняет свое состояние. Ощущение времени – это ощущение смены состояний. Нет времени, а есть последовательность событий.
Замедление времени – это мало событий, впечатлений. Убыстрение хода времени – это много событий, много изменений состояний.
Время бежит – это много событий происходит и жизнь насыщенная, много изменений внутри, снаружи и вот это время бежит. Если ничего не меняется, время замедляется и в состоянии покоя – смерть, можно сказать.
Хочется, чтобы время двигалось полноводной рекой. Река времени течет через меня, я насыщена, жизнь полноводная, полнокровная. Река жизни и я в ней нахожусь – тогда я раскрываюсь полностью. Все мои способности, возможности раскрываются. Если время замедляется, я закрыта, ничего не делаю, а остановка – смерть.
Предчувствие событий – это ощущение таких состояний в мире, которые должны разразиться изменениями, привести к событиям. Негативных изменений можно избежать, если изменить состояния. Это касается и материального мира, и экономики, и психологии.
Иногда мне кажется, что я могу воздействовать на состояния. Для этого надо настроиться на желаемое событие или состояние и очень сильно захотеть. Так исполняются желания. К сожалению, в негативном состоянии желания тоже приводят к событиям, которых хочешь подсознательно, поэтому очень важно сохранять позитивное настроение, чувства, мысли. Когда долго находишься в состоянии душевной боли, раздражения, несогласия с судьбой, с жизнью, организм воспринимает это как команду на самоуничтожение и начинаются болезни, притягиваются плохие события в жизни своей и близких людей. Поэтому для общего блага надо сохранять чистоту чувств, мыслей, желаний.
Мне легче сохранять хорошее настроение в одиночестве, слушая хорошую музыку – классическую или джаз. Хорошая книга, хороший собеседник тоже дают приток чистой энергии… На природе я тоже гармонизируюсь, успокаиваюсь, но долго быть в этом состоянии не люблю. Однообразие надоедает, наверное, поэтому люблю разгул стихий – люблю бурю, я чувствую ее мощную энергию и заряжаюсь ею. В молодости я любила купаться в море во время шторма, я испытывала восторг, когда волна подхватывала и поднимала меня, я сливалась с волнами, и, даже когда выходила из моря, я улавливала момент отступления волны и выбегала без осложнений. Плавать в море я могу часами и не уставать, в бассейне надоедает очень быстро – слишком однообразно.
Люди это тоже стихия. Когда подъезжаешь к большому городу от спокойного места чувствуешь мощную энергию – в голове гудение как в трансформаторе, ощущаешь восторг, предчувствие новых событий.
В одну минутку может прийти много мыслей интересных, почувствовать очень много. Время это то, что мы чувствуем, думаем, делаем.
Дух времени. Мне очень нравится в нашем Кремле ходить: я, когда туда захожу, я вот этот дух времени ощущаю. Мне кажется, что я даже вижу, как там эти люди жили в то время, когда строился Кремль. Иногда я вдруг представляю, как тут воевали. Как лезли на стены, стреляли, отстреливались. В Кремле чувствуется время историческое.
Люблю историческую часть города: ходить по улочкам, где ветхий фонд – там я чувствую то время. Тогда я понимаю, что живу в богатом городе. Богатом историческими событиями, и для меня это очень важно. Раньше я жила в военных городках – они пустые, там нет истории. А где пусто, там не интересно.
Очень люблю смотреть картины старинные в музеях. Я погружаюсь в то время. Вот человек на картине в каком-то времени. Я стараюсь вглядеться в него и понять, что он чувствовал, как он жил, выражение лица. Им жилось совсем не так, как нам. Там было сложнее, там было более жестко, жестоко. Проще может быть – у нас сложнее все, тем более, животный мир был, но зато выживали сильнейшие. Я смотрю на картины – если уж человека нарисовали, значит это один из лучших представителей того времени.
Люблю помечтать – в мечте я отдыхаю. Это состояние полета, фантазии. Когда все можно. Начинаются мечты с материального – денег много. Потом думаю: «А что бы я сделала, если было бы очень много денег?» Мои мечты сошлись к тому, что, наверное, я бы хотела по умному создать рабочие места, чтобы люди деньги зарабатывали. И чтобы город облагораживался, чтобы было красиво и правильно, чтобы люди не пили. Очень хочется объяснить людям, как жить правильно и почему у них проблемы. Правильно жить – это реализовать себя, чтобы каждый реализовал свои творческие возможности, потенциал, который в нем есть. Почему и жалко детей, которых не обучают. Взрослые люди, которые потеряли возможность обучения – это вообще катастрофа, мне кажется. Как у человека определить, что ему нужно? Что делать, чтобы он реализовался, чтобы он был счастлив? Если каждому человеку объяснить, помочь ему разобраться в себе, убрать все его конфликты, блоки… Я, конечно, понимаю, что это глупая мечта…
В моей мечте мир, когда все работают, гармония в отношениях… Это тот мир, который описывал Кампанелла.
Чтобы жить, надо развиваться. Все имеет свое начало и свой конец, и каждое явление, и каждый человек. Это в ощущениях есть. Но не всегда понимаешь, когда конец приходит – почему вот и хочется узнать заранее. У каждого человека своя жизнь имеет начало, расцвет и завершение. Это объективная данность. Ничего нет бесконечного. Все имеет начало и конец. Для меня было большим откровением узнать, что наша вселенная исчезнет. И человечество исчезнет. Но потом понимаешь, что переходит в какое-то другое качество. Мы все умрем – перейдем в другое качество. Все процессы имеют и начало, и конец – это у меня в ощущениях есть.
Ощущение завершенности какого-то процесса идет изнутри – все, сейчас это завершится, закончится сейчас.
Развитие – это жизнь, а жизнь – это развитие. Если я не развиваюсь, я не живу. Более того, у меня даже как бы судьба меня толкает развиваться. Бывает, что и работа устраивает, и дома все хорошо: состояние блаженства, кайфа – замечательно. И вдруг судьба начинает устраивать какие-то неприятности – то на работе вдруг что-то происходит, что тебя толкает, то дома какие-то неприятности – и я уже знаю, что я остановилась в развитии. Все, значит надо что-то делать, я заметила за собой. А мое состояние такое, что мне хочется покоя. Но покой приводит к смерти – я это четко поняла. И когда у меня происходят в жизни неприятности, я понимаю, что я остановилась в развитии. Когда живешь в состоянии кайфа, кажется все хорошо, а на самом-то деле остановка – это смерть.
Мои самые комфортные состояния: состояние божественной любви к людям и ко всему миру; состояние кайфа: я живу, жизнь прекрасна; состояние работы мне тоже очень нравится.
Душевные состояния в течение дня, конечно, меняются от всяких разных причин:
– во-первых, от физиологического состояния: здоровый – все хорошо;
– во-вторых, от погоды: за окошком солнышко – вообще все хорошо. За окошком пасмурно – настроение плохое.
Чтобы поднимать его существуют методы: душ контрастный – сразу все тело начинает реагировать и настроение меняется;
Кофе выпить – сразу лучше становится.
Очень важно жить в своем темпе, в своем состоянии, потому что я только сама должна менять свое состояние. Особенно когда с приказаниями, с давлением придут – воздействует на меня очень сильно кто-то, у меня сразу ступор, потому что я не хочу этого воздействия, и я стараюсь сохранить свое внутреннее состояние. Для меня потеря моего состояния означает, что я потом уйду в разнос, мозги отключаются, и я просто ничего не соображаю. Иногда под воздействием людей я что-то делаю, и потом я возвращаюсь в себя – я даже не могу понять, почему я это сделала.
Если меня выбить из состояния, я уже не я. Разнос: вдруг включаются у меня какие-то эмоции, я начинаю себя разрушать, я делаю поступки, которые потом считаю нецелесообразными, глупыми, совершенно ненормальными. И мне это не нравится, потому что надо делать все вообще-то по-уму и, наверное, не стоит влезать в какие-то эйфории. Хотя состояние эйфории оно интересное тоже, оно приятное, но при этом надо уметь как-то себя проконтролировать.
Мне комфортно, когда я могу медленно работать, при этом я в более расслабленном состоянии: оно хорошо тем, что когда медленно работаешь, ты больше обозреваешь, больше имеешь возможности анализировать и замечать то, что ты делаешь. Если ритм убыстряется, происходит сужение канала восприятия. Он настолько узкий становится, что выхватывается только то, что нужно в данный момент и это более сильное напряжение: тела, психики, сконцентрированности требуется больше. В этом тоже есть своя прелесть – концентрация – это в общем-то приятно, но плохо, что меньше замечаешь, боишься пропустить ошибку, а ошибка – это недопустимо, так как опять много работы будет. Поэтому состояние быстрого ритма – это большая концентрация: все подтягивается, все тело подтягивается. Долго такой ритм держать тяжело. Если так работать долго – потом период релаксации будет длинный, вечера не хватит, надо будет еще и следующий день проваляться в постели, чтобы опять прийти в себя.
Спешка – это катастрофа, потому что мозги отключаются совершенно, нервы поднимаются. Эмоции поднялись – эмоции отключают мозги – я начинаю что-то быстро делать, у меня страх, что я опять не вижу ничего, потому что мозги отключились. Страх, стресс. Спешка – это стресс. Если я сумею быстро войти в состояние концентрации, тогда эта спешка пройдет нормально, а если я не вошла в состояние концентрации… Поменять состояние – это процесс долгий. И вот я не успела войти в состояние концентрации, а начинаю спешить, то все это – катастрофа. Я ничего не соображаю. Мне говорят, что я ничего не понимаю. Сейчас с годами я уже научилась: если спешка – быстренько меняю состояние в концентрацию и поехали.
Тревожность бывает разной глубины. Есть тревожность: в подсознании где-то сидит, и не понимаешь, отчего она происходит. Начинается какой-то мандраж, потом начинаешь головой соображать: да что это такое, давай успокоимся, проанализируем. Начинаешь анализировать. Головой-то не всегда понимаешь, а интуиция изнутри, когда идет, она как бы больше знает что ли. Когда в подсознании тревожность, я сколько раз замечала, идет какой-то мандраж изнутри, я начинаю себя успокаивать: «Да ладно, вон, посмотри, все нормально!» Потом – бац, происходит событие… Вот, я ж тревожилась! Иногда бывает, что ничего не происходит. Я думаю, что это была вероятность (тревожность), события происходят по вероятности. То есть сложились обстоятельства, это могло произойти… И меня это уже тревожило, меня мандраж уж бил.
Вот и с детьми. Ночью на улице может произойти все, что угодно. И вот эта вероятность, она уже начинает меня мандражить, а если ребенок приходит и говорит, что все было хорошо. Я понимаю, но ведь вероятность есть, и эта вероятность уже меня тревожит.
Страхи бывают часто. Самые большие страхи за детей, конечно. Взрослые сыновья уходят куда-то и долго не возвращаются. И все. И начинается внутри состояние опасения за то, что произойдет что-то страшное. Это очень нехорошее состояние. Оно бесполезное. Ты разрушаешь себя, и жизнь своего ребенка разрушаешь. Я боюсь состояний страха и ненависти, потому что они работают: разрушаешь себя от страха и от ненависти, и делаешь плохо тому человеку, на кого обращены эти эмоции – чернота.
Ненависть возникает, когда происходит то, чего я не ожидала, и что выходит из моей системы ценностей: я, например, понимаю, что меня хотят использовать и все это напором, волевым нажимом. Мне неприятно это. И у меня возникает состояние злости к этому человеку: как он себя ведет. И когда поднимаются эти эмоции отрицательные – ненависти, злости – голова отключается и можно сказать что-то нехорошее человеку, то, что я на самом деле потом не буду думать, а вот в состоянии эмоций можно наговорить чего угодно и гадостей всяких, а потом будешь раскаиваться. Это сложнее, лучше вообще этого не делать. Потом корю себя.
Раньше у меня было постоянно чувство вины. Оно возникает мгновенно и сразу: после смерти мужа сразу очень большой комплекс возник: я во всем виновата. Кто бы мне что ни говорил – я жила с этим чувством вины несколько лет, я себя истязала. Это чувство вины убивает. Если я виновата, значит, я недостойна жить. Организм программу понял – начал выполнять. Потом болезни, пошли неприятности во всем окружении. Были большие проблемы с ребенком у меня: это я его так воспитала, это я виновата во всем. Я должна ему помочь, я должна все исправить. Чувство вины это оборотная сторона любви. Я люблю его – и я виновата в том, что с ним происходит.
Что интересно. У меня чувство вины по отношению к своим близким. По отношению к работе, даже если я совершаю ошибки и понимаю, что я не совершенна – это жизнь такая, чувства вины у меня не возникает.
Раньше, по-молодости, когда глупая была и болтала языком много, могла выболтать чужую тайну. Как я имела право! Вот возникало чувство вины. Я всю вину всегда беру на себя, чтобы ни случилось, хотя разумом понимаю, что это неправильно.
У Бальзака страхи за свое здоровье. Больное тело – это конец жизни. Тело обязательно должно быть здоровым. Страх потерять здоровье страшнее страха потерять работу. Был период, когда я много работала, когда мне хотелось реализовать себя, и я работала день и ночь. И вдруг у меня начались с сердцем проблемы. Я почувствовала, что мне плохо. Все! Я ухожу в маленькую фирму, сижу, дома работаю. Потому что для меня здоровье – самое важное – это моя жизнь – как же без здоровья?! Я тело свое вроде бы слабо чувствую, но если уж оно у меня закричит, я все делаю для того, чтобы разобраться.
В делах Бальзаки часто откладывают до последнего, например: сдача пенсионного отчета – он должен быть сдан до конца февраля. Январь начинается. Я чувствую, что надо, надо, надо. Ритм у меня пошел: надо, надо, надо… Это внутри просто звучит – надо делать, надо делать – неспокойствие, совесть говорит: давай, давай, давай – нечего лежать, нечего тут гулять. Я чувствую прямо, что до конца месяца остался вот такой период времени, я его ощущаю, сколько осталось – как кусок жизни – это материальное что-то – это кусок времени. Когда остается две недели – это кусок жизни сокращается. Ощущение количества времени – это физическое ощущение.
Очень люблю читать исторические книги. Но, желательно, чтобы это был фактический материал, а не придуманный. Когда в детстве я прочитала «Петра I», то искренне верила, что все так и было. А когда потом прочитала историю, поняла, что там много навранного – я испытала глубокое разочарование, поэтому сейчас хочется читать документально достоверное, чтобы складывались впечатления на правильных фактах.
Еще люблю читать книги, которые дают комфортные душевные состояния. Состояния для меня очень важны, и мне нравится легкое состояние – приятное. Поэтому я нахожу приятную книгу и могу ее читать несколько раз, потому что для меня не информация – это состояние. Я вхожу в состояние. Как у Пушкина было: если плохое настроение – «откупори шампанского бутылку и перечти «Женитьбу Фигаро». Я перечитала хорошую книгу и у меня настроение хорошее. Помню как в детстве: я Джека Лондона читала очень много. После того, как я перечитаю эту книгу, у меня такая мобилизация, я хочу все делать. Человек может все. Мне вот это состояние физической активности очень сильно передавалось, и мне нравилось это состояние. У меня такая мобилизация: человек способен на все, свершит все, делай только. И я начинала делать, делать и делать. Я понимала, что если хочешь чего-то добиться. Я как под гипнозом нахожусь, когда читаю такие книги.
Почему любила Толстого? Потому что там такой богатый внутренний мир. Там такая философия глубокая. Это состояние кайфа – как он раскрывает эти психологические причины поступков людей, как они чувствуют: для меня это нужно знать. Это откровение.
Не бывает ничего случайного. Все вытекает из чего-то. Всегда есть причина того, что произошло. Не всегда это можно увидеть, потому что не хватает данных, но всегда всему есть причина.
Анализ чего-то идет постоянно. Я знаю, что человек совершил какой-то поступок. Мне непонятно почему. Я его спрашиваю: кто его родители, откуда он, чем он занимался – все. Я это все выстраиваю, и мне становится понятно, почему он совершил этот поступок. Или в каком он был состоянии, что с ним происходило, почему он это сделал, т.е. у меня этот анализ постоянно идет. Ну, конечно, когда нет информации, нечего анализировать – вот как в пустоте барахтаешься, не на что опереться. Мне нужно много информации. И тогда ее можно выстроить и все понять. Мне очень важно понять – почему все это происходит, откуда это начинается, с чего… Я спрашиваю себя: «Зачем тебе это надо?» А чтобы прогнозировать, что будет дальше.
Если я знаю какого-то человека, тем более, если человек входит в мой круг, семью, например, моя сноха... Мне очень надо понять, что она за человек, чем она жила, как ее воспитывали, потому что, если я не понимаю, я могу на нее разозлиться. А злиться на нее мне нельзя, потому что мой сын ее любит. Но вот, если я пойму, почему она так поступает, я могу ее простить, принять и понять. Чтобы простить, надо понять этого человека.
У Бальзака тонко развито интуитивное предчувствие приближающихся событий. Незадолго до кризиса мне периодически стало приходить желание найти еще одну работу. Я чувствую, что мне не будет хватать денег. Хотя мне очень лень. Мне очень нравилось всего два дня в неделю работать. Я себя уговаривала: «Надо, надо!» Мне надо было войти в это состояние поиска работы. Я знала, что надо найти работу, чем-то я поняла, что надо найти работу. В голове встало – знаю, что надо. Я почувствовала, что жизненно необходимо для меня и для моей семьи. И вот я начала искать работу. Фирмы абсолютно разные. Когда я вхожу, я пытаюсь понять состояние, в каком находится этот коллектив – от этого зависит мой настрой на работу и, соответственно, моя успешность. Одна звучит состоянием разрухи, другая – состоянием жесткости: наблюдение за сотрудниками, идеальный ремонт, регламент приема.
Если приходит много информации – можно предсказать приближающиеся события. Если нет информации, ничего не предскажу. А иногда предугадываю веяния в искусстве или какие-то идеи витают в воздухе.
Если кто-то предлагает кажущиеся для меня нереальные предприятия, я сразу начинаю просчитывать и вижу, что это невозможно потому-то, потому-то, потому-то… Я все это абсолютно реально вижу и понимаю.
Фирму открыть, например: давайте все считать… А вы уверены, что к вам сюда люди пойдут… По открытию фирмы у меня очень много пессимизма. Почему не получается открыть свою фирму – потому, что очень много вижу моментов, которые могут помешать. Эйфории, что вот мол: «Давай – сделаем», – нет. На авось я нигде ни в чем не пойду. Надо, чтобы все было просчитано, и план финансовый проглядывался. Самое главное – финансовый план, а без него, зачем вообще что-то делать.
Я искала себе еще одну работу. Мне нужно еще тысяч шесть-семь, чтобы жить не напрягаясь. Можно работать, конечно, и больше, если целый день сидеть в офисе в течение пяти дней. Ну, это будет стоить для меня тысяч тридцать, я так считаю. Ощущается так: я трачу свою жизнь на это – и моя жизнь вот столько стоит. Это просто уверенность внутри – я знаю, сколько стоит моя работа. Я чувствую, сколько я стою в данный момент, мое время столько стоит, а мое время – это моя жизнь, поэтому это столько стоит. Я всегда просматриваю соотношение времени и денег. Если я на новой работе трачу по полдня два раза в неделю и за это мне платят шесть тысяч, я считаю, что это нормально. Если я затратила бы три по полдня, и он платил бы мне шесть тысяч – я считала бы, что он меня обкрадывает.
Я испытываю кайф, когда я выстрою систему. Когда входишь в состояние систематизации чего-то, это счастье.
Какое-то другое счастье: состояние завершенности процесса. Я люблю завершать работу. Это очень важно. Если я работаю, а меня отрывают, я не успеваю завершить, я прямо вот злюсь очень сильно. Надо завершить обязательно. Завершила – все. День прожит не зря.
Люблю работать в саду. Я поставила себе план – вскопать грядку. Я ее делаю спокойно, систематически. При этом я начинаю чувствовать свое тело. Я начинаю чувствовать суставы. От этого мне так хорошо – я чувствую свое тело наконец-то. Потому что, когда я нахожусь в состоянии покоя и ничего не делаю – я тело не чувствую, а это тоже не жизнь. А когда я нахожусь в саду, сажаю, у меня ощущение приятной усталости – это очень приятное ощущение.
Если мне что-то рассказывают про болезнь, то я мгновенно на это дело настраиваюсь. У нас на работе у мужчины был инфаркт, и он мне очень подробно объяснял, как у него закупорились сосуды холестериновыми бляшками, как у него медленно стало ухудшаться самочувствие. И вот у меня сердце стало болеть, у меня головокружения. Я чувствую, что сосуды не пропускают мою кровь, и я побежала к врачу. Говорю: «Все, у меня сосуды забиты!» Врач сказал: «прекратите ставить себе диагнозы. У Вас прекрасные чистые сосуды». Он сказал, что в глазах темнеет – это от страха. Страх тогда нервный был, что я умираю. Мне страшно было за детей – как я их оставлю. Когда врач сказал, что я здорова, у меня прекратились и головные боли и темнота в глазах. Сказали мне, что я здорова, страх ушел и я здорова.
Один раз мой директор приехал из Франции. Они там много пили красного вина, и у него после этого почему-то из носа постоянно текла кровь. Он подвозил меня домой, и все это рассказывал: как ему прижигали, и ничего не получалось. Пришла я домой и у меня носом пошла кровь.
Говорят, что страхи – это неосознанные желания. Если я боюсь – организм воспринимает как сильную эмоцию, как желание. У организма нет плюсов и нет минусов. Он слышит сильную эмоцию: чувство вины – реагирует болезненно. Если давать положительную эмоцию: ты будешь здоровая, молодая, красивая… надо это проверять, конечно…
Люблю вкусненького поесть, чтобы тело почувствовать. Я, конечно, переедаю, потому что я не чувствую насыщения. «Начав есть, не забудь остановиться». Начав чувствовать вкус, мне хочется еще, а насыщения я не чувствую. Сын говорит: «Мам, засеки время! Через полчаса ты ощутишь эту сытость свою», – а я никак сдержаться не могу. Очень трудно себя сдержать. Хочется ощущений приятных, которые получаешь во время еды. Горячий чай попить с чем-то. Это состояние кайфа, расслабления: так хорошо… Когда я работаю головой, я не чувствую тело.