Дон Кихоты о себе. Софья Е.

Профориентация
Дон Кихот. Интуит, логик, экстраверт, иррационал
Рекомендации для родителей ребенка – Дон Кихота

Дон Кихоты о детстве
Лена М.
Андрей Д.
Надежда С.
Тамара Ш.

Дон Кихоты о себе
Софья Е.
Надежда С.

 
Помню в детстве, зимними вечерами, когда я шла по улице и поднимала глаза, то меня поражало это огромное темное небо с яркими звездами. Мне хотелось знать: как это – звезды, как это далеко, что это такое, как это все устроено. Мне всегда хотелось знать, что там.
Потом, когда я стала постарше и училась в школе, иногда я слышала, что кто-то рассказывает политические новости: в такой-то стране, в такой-то стране. Мне трудно было представить себе целостную картину мира. Но мне всегда этого хотелось. Мне все­гда хотелось знать: как что с чем связано, как все устроено, как это все взаимодействует – между государствами, между людьми; устройство мира. Неизвестность – это для меня главное, что вызывает интерес к чему-то.
Помню, совсем была маленькая, мне было, наверное, года три-четыре, я смотрела на взрослых, когда они что-то от меня требовали или разжевывали и объясняли. Я думала: «Господи, неужели они не понимают, что я все понимаю. Чего это они так все мне разжевывают, я уже давно все поняла». У меня это было очень яркое ощущение в раннем-раннем детстве.
Чтобы узнать, понял человек или нет, достаточно спросить у него что-нибудь на основе объясненного материала. Информации, изложенной в объяснении, ему должно быть достаточно для ответа на вопрос. Обычно мне просто видно, понимает или нет человек. Когда понимает, обычно задает попутные вопросы, уточняет, глаза «осмысленные». Когда не понимает или молчит, стоя с «пустыми» глазами (значит, впал в транс), или кивает в тему и не в тему, на вопросы начинает мямлить что-то несвязное, продолжить мысль не может и своих не предлагает.
В жизни я увлекалась очень многим: судебно-медицинской экспертизой – причем меня интересовало всегда самое сложное, в судебно-медицинской экспертизе я занима­лась вопросом времени нанесения повреждения. Еще я занималась восточной медициной, нумерологией. Некоторые вещи могут меня сразу увлечь, и практически мне понятно, куда это в будущем можно приложить. Моя беда, особенно в науке – я беру слишком большой объем. Мне нужно, чтобы все было понятно. Если я чем-то увлекаюсь, иду очень глубо­ко и остановиться не могу. Люди уже лекции читают, курсы проводят, а я все еще разби­раюсь, иду все глубже и глубже. Оформлять и приводить в порядок разработанное мной мне было всегда неинтересно.