Дон Кихоты о себе. Надежда С.

Профориентация
Дон Кихот. Интуит, логик, экстраверт, иррационал
Рекомендации для родителей ребенка – Дон Кихота

Дон Кихоты о детстве
Лена М.
Андрей Д.
Надежда С.
Тамара Ш.

Дон Кихоты о себе
Софья Е.
Надежда С.

Люблю копать новую информацию. Мне очень многое интересно. Все хочется, интересным наполняется весь мой мир. Не всегда времени хватает, к сожалению, потому что я вижу: и это интересно, и это, и это, и это… И все хо­чется! И за одно возьмешься, а тут по пути еще много интересного – и здесь уже закопа­лась. В Интернете за чем-нибудь пойдешь, а уйдешь так далеко от этого. Сохраняешь, сохраняешь, уже флэшка забивается – еще много надергала по пути интересного.
«Копаю», пока тема мне интересна, а как только перестает быть интересной – все, мне не надо. Если мне что-то интересно, я наполняюсь этим вся – «идея фикс». Я суще­ствую не здесь, а где-то, в чем-то, в идее. Если в голове идея, я все забуду: сижу, думаю, вдруг в мозг приходит что-то левое – интересное до страсти! И я начинаю думать об ин­тересном. Думаю, думаю, думаю. А как так, а как так, а как так… О! Классно! Я могу го­лодная сидеть… Книжку начну читать – положу, возьму другую – интересно! Я себя корю, если интересное упущу. Я знаю, если пройду и интересного сейчас не возьму, то я про это забуду. Я и за следующее хватаюсь, потому что тоже боюсь упустить, я раскидываюсь сильно.
Интересов очень много. До такой степени за день информации набираю, что вечером еду в автобусе, сижу, глаза закрою – и главное не думать, не думать… Пытаюсь расслабляться, чтобы в голове была пустота, потому что иначе свихнуться можно. Я как наркоман. У меня есть много информации, но пройти мимо новой я не могу. Знаю, что мозги вспухнут, потом разбе­русь, покопаюсь, додумаю. Я очень много покупаю книг и скачиваю из Интернета.
В Интернете я подписалась на многое: научные новости, суперинтересные изобретения, астрономия, открытие древних цивилизаций, нано-технологии. У меня все это приходит по электронной почте – классно!
Моему интересу поменяться запросто вообще – легко, легко!
Идеи в голове рождаются, рождаются, и процесс этот остановить практически не возможно. Идеи приходят постоянно. Зубы чищу: «Вот бы создать жидкость, которой можно прополоскать вместо зубной щетки». Идеи до конца додумываю редко. На будущее смотрю с энтузиазмом.
Я считаю, что самое главное в жизни нашей – это идея. Она переходит в мысль, мысль продуцируется, трансформируется … и ты получаешь, что тебе надо. Главное для меня идея, а не ее воплощение. Я могу ее кому-нибудь сказать, предложить, пусть делают по моим идеям. «О! Пап! Смотри! А клево было бы так сделать?!» Смотрю – пошел, начал ковыряться. Идея не пропала.
Часто бывают мысли-идеи о том, что «было бы прикольно сделать». Некоторые из них я потом вижу воплощенными в разных устройствах и разработках.
Например, сижу как-то вечером за компьютером. Свет не горит и клавиатура чер­ная. Думаю: «Догадались клавиатуру черную сделать, а надписи на кнопках — бордовые. Не видно совсем. Можно было бы подсветку установить, гораздо удобней работать было бы». Через несколько месяцев в компьютерном магазине смотрю — новинка — кла­виатура с подсветкой. Только они клавиши целиком светящимися сделали, а можно было другой вид подсветки сделать. Чтоб только цифры светились и окантовки клавиш. И в энергопотреблении выиграли бы, и в дизайне. Ну ладно, хоть так сделали. Молодцы.
Сегодня ночью посетила меня еще мысль о бумаге, которую будет видно в темно­те. На нее должна быть нанесена фосфоресцирующая разметка. А в комплекте к ней мож­но будет выпускать ручки со светящимися чернилами. Будем ждать, наверное, скоро по­явятся в магазинах.
Маленькая была, не доставала до раковины. И думаю: «А клево было бы ее взять и опустить на нужную высоту. Нажал кнопочку – и готово. А мама с папой придут, себе поставят как надо им». А еще я мечтала, чтобы лампочка на свист загоралась. Мне всегда хочется соединить несоединимое.
Люблю размышлять над тем: «Что было бы, если бы…», дальше выдвигается ка­кая-нибудь фантастическая гипотеза, типа: «Пропала сила тяжести, люди стали читать чу­жие мысли, открыли проход во времени, океан заселили неизвестные науке существа, об­наружили обитаемую планету, изобрели вещество-невидимку и т.д.» Начинаю размыш­лять о разных вариантах развития событий, возможных последствиях и т.д.
Люблю пого­ворить, причем не просто так, а со смыслом, обстоятельно, на конкретную тему.
Я себя в настоящем не вижу. Меня, если честно, в настоящем нет вообще, я посто­янно где-то далеко, в основном в будущем. Оно рисуется радужное. У меня в будущем бу­дет успех, позитив, много активности, интересные события, путешествия, презентации, новая информация.
Будущее многовариантно. Причем события из него являются перспективой происходящих в настоящем. Вероятность наступления разных событий можно оценить, как и их направление развития и последствия.
 То, что будет действительно в будущем, вообще не пугает. Я спокойна насчет бу­дущего, насчет перспектив, будущих возможностей. Даже если сейчас трудно, впереди бу­дет обязательно хорошо. Я внутренне свободный человек – я в своем будущем.
У меня на рабочем столе заставка: птица в полете и видны окрестности – земля. Птица – это я, свободный человек.
Мне нравится, когда дело только начинается. Дело может развернуться по-разно­му: может так, а может по-другому. Перспективы радуют меня. Я их люблю очень сильно и все оцениваю с точки зрения перспективы.
Каков мой мир? Это мир будущего. Высокотехнологичный, светлый, удобный, добрый. В нем много интересного и каждый может реализовать себя, делая полезное и для остальных. В этом мире с восторгом принимают новые идеи и предложения и помогают их воплотить. В мире живут счастливые люди, каждый в нем доволен собой и окружаю­щими. В этом мире все любят друг друга. В нем царит доброжелательность, и людям не из-за чего бороться. Это мир рождения и развития, мир новых открытий и волшебных перспектив, вы­сокой науки и свободной души.
Мой мир – мечта.
Если у меня будет много-много денег, то я разверну грандиозный благотвори­тельный проект (типа борьбы с глобальным потеплением, поиска лекарства от старости, озеленения пустынь, бесплатных частных клиник для бедных, возрождения и охраны ред­ких видов животных, финансирования уникальных научных разработок и исследований и т.д.). Он будет полезен для людей и сделает их счастливыми.
Я много думаю, словами. Спрашиваю у себя, сама отвечаю, недоумеваю про себя, делаю оценки, рассуждаю, ищу ответы и решения.
В мыслях меня чаще всего интересует вопрос «почему?». Есть один советский мультик, в нем главный герой – мальчик, который задает кучу вопросов. Почемучка. Так вот, это, наверное, я. Начинаются мои вопросы обычно с удивления: «Ух ты», «Ого!» – возникает интерес, а вместе с ним лавина вопросов.
Сейчас я приведу пример моих внутренних размышлений. Иду я по улице и вижу, что столб, который держит троллейбусные про­вода, сильно наклонился. Мои мысли. «Ого! Столб наклонился. Сильно – упасть может. Как он хоть до сих пор не упал? Почему?»
И начинаю размышлять: «Сломаться сразу он не мог, потому что сделан не из де­рева (хрупкого материала), а из металлического сплава. Сплав имеет определенный запас прочности на изгиб. К тому же, столб не может упасть, пока его центр тяжести не сме­стится за пределы периметра площади опоры. Для этого он сделан книзу утолщенным, а кверху – потоньше. Из-за вязкости материала, даже при превышении запаса прочности, столб начнет сначала изгибаться, все еще находясь неподвижно в месте его закрепления в земле. Он врыт в землю на определенную глубину, где его для большей устойчивости, скорей всего, держит вертикально бетонное основание. В дальнейшем возможно смеще­ние бетонного основания и, как следствие, столб вместе с ним будет выворочен из земли».
После такого мыслительного анализа следует предположение: «Может, это, нача­ло конца? Когда столб уже начал изгибаться, так как сила натяжения проводов, постоянно действующая на его вершину, уже близка к критическому значению запаса прочности ме­таллической конструкции? Тогда возможны варианты. Или его заменят до того, как про­явятся негативные последствия (в виде его падения), или столб упадет (маловероятно). Падение приведет к обрыву линии проводов, встанут троллейбусы, образуется несколько пробок по городу, будут вызваны ремонтные бригады, они найдут причину (если до этого никто не позвонит и не сообщит ее) и ее устранят примерно за полдня. Второй вариант развития событий маловероятен, так как, скорей всего, все столбы периодически проходят технический осмотр, и наверняка этот столб просто скоро заменят».
На этом мысль завершается и убирается в память, откуда при необходимости мо­жет быть извлечена в сжатом виде. При распаковывании она будет звучать при­мерно так: «О! Наклонившийся столб — его скоро заменят». Процесс анализа ситуа­ции вместе с додумыванием и предположениями возможных вариантов обычно занимает от нескольких секунд до нескольких минут.
Я люблю подробно объяснять. Могу вообще долго-долго. Если вижу, что человеку надо это и что он вникает действительно, я могу вообще сильно-сильно загрузить. И некото­рые подвисают – отрубаются. А некоторые не подвисают, и я вижу, что человеку нравится то, что я ему объясняю. Я ему еще сильнее объясняю, еще несколько вариантов предложу, по-разному ему объясню, чтобы дошло наверняка. Если вообще не понимает, я могу пря­мо подробно, вообще примитивно объяснить, чтобы любой первоклассник понял. Я ему буду всякими способами объяснять: на букашках, на листочках – чем угодно. Я прямо распаляюсь, мне хочется посильней, чтобы ему еще понят­ней было… Буду объяснять, объяснять, объяснять, объяснять, объяснять – не может быть такого, чтобы че­ловек не понял из моего объяснения.
Я могу и на следующий день прийти, если будет надо дополнительную информа­цию. Ведь я не знаю, что ему нужно.
Я натренировалась видеть – зависает (в трансе) от моих объяснений или не зави­сает человек. Если я увижу, он уже в трансе, зависает, я ему говорю: «Ну ладно, давай тогда с то­бой завтра разберем, ты отдохнешь». И если он еще более менее вменяемый, если он способен еще что-то воспринимать – я ему могу написать, на что в данном вопросе особо акцентировать внимание, если он сам захочет разобраться. Если он способен что-то еще воспринимать. Но я ему скажу: «Ты приходи, я тебе еще подробнее объясню, чтобы ты понял». Ну, он просто уморился сейчас. Я ведь почему объясняю: бывает, что человеку самому неохота искать какую-то информацию, а я знаю. Если даже «тормоз», но ему это нужно – нужно объяснить, помочь разобраться. А когда я чувствую, что у него уже мозги не работают – говорю: «Отдохни, погуляй – мы потом договорим, если будет охота тебе ко мне прийти».
Молчать, не давать никому информацию – тяжело. Тяжело, когда долго ничего не спрашивают. В таких случаях я начинаю спрашивать человека сама про чего-нибудь, что­бы завести беседу.
Необходимо учитывать разницу между объяснениями и поучениями. Когда по­учают, не люблю, особенно если человек пытается таким способом самоутвердиться – на­чинаю злиться. Злюсь обычно про себя, с негодованием, «закипаю». Еще не люблю, когда много теории объясняют, особенно если с формулами и незнакомыми научными названия­ми – впадаю в транс, появляется чувство неотвратимости происходящего, хочется куда-нибудь убежать. Трудно переносится акцентирование внимания на некомпетентность в том, что я вроде бы должна была знать. Лучше если просто объяснят.
Объяснения, кстати, воспринимаю очень даже положительно. Очень повышает самооценку, когда на мой вопрос или просьбу объяснить что-то человек начинает с готовно­стью объяснять. Особенно если еще и наглядно, неторопясь, отслеживая, поняла я или нет, и отвечая на возникающие попутно вопросы. Люблю, когда показывают, как надо де­лать на собственном примере. Очень не люблю, когда на вопрос или просьбу объяснить отвечают односложно, или буркают что-то невнятное, лишь бы отстала. Чувствую неу­довлетворенность: вроде и ответили, а все равно непонятно и переспрашивать стыдно.
Не знаю, можно ли меня назвать упрямой. Если мне объяснят и я пойму, что не права, то только из принципа держаться за убеждение не стану. Иногда могу просто пове­рить, когда сама не уверена, а человека считаю знающим в этом вопросе. Если человек просто противопоставляет свое мнение моему, буду держаться своего. Чтобы меня не оби­деть при защите своего мнения, достаточно просто высказывать его в доброжелательном тоне, оставляя при этом мне право на мое мнение. Другое дело, что не всегда это показы­ваю. Доказывать то, что упрямо отрицают, только чтобы доказать – не стану. Вообще счи­таю, что спорить бесполезно – человек все равно останется при своем мнении, а отно­шения испортятся.
Мне нравится работа, где надо про перспективу думать. Настоящее и прошлое неинтересно.
В работе мне нравится объяснять, особенно если тема интересная. Мне не нравит­ся монотонная работа. Вот у меня тетя вяжет. Я на нее как посмотрю! Ой! Мамочки! У меня аж внутренний переворот какой-то случается. Я как представлю себе: я сидела бы и вязала кропотливо каждый день одно и то же… Жуть!
Совершенно не вдохновляет кропотливая, нудная и однообразная работа, типа оформления документации, всяких отчетов, проработки деталей, «доведения до ума» уже сделанного. Мне гораздо легче обрисовать основную концепцию с небольшими уточнения­ми, а доводит до ума пусть кто-то более усидчивый. Часто откладываю непри­ятную работу «на потом», чтобы в последний момент в аврале все сделать.