Рекомендации для родителей ребенка – Жукова

Профориентация
Жуков. Сенсорик, логик, экстраверт, иррационал
Рекомендации для родителей ребенка – Жукова

Жуковы о детстве
Татьяна Н.
Дмитрий А.

Жуковы о себе
Ольга А.
Нина Б.
Елена А.
Галина В.

Природой социотип Жуков создан сильнейшим организатором для экстремальных ситуаций, в которых нужно думать очень быстро, быстро принимать решения и организовывать всех окружающих для ликвидации какой-то опасности. Поэтому такой человек выстроен на то, что все ему должны подчиняться.
В повседневной и спокойной жизни ему сложно. Командовать хочет не он один.
Такому ребенку нужно постоянное движение вперед на цель, а цель – это его «ХОЧУ». «Если мне что надо – я хочу, то мне все надо бешено и немедленно! У меня всегда так. Мне своему «хочу» отказать трудно. Хочу и все тут». Действия, действия и действия. В движении и действии он набирает очень много энергии, ему нельзя сидеть. В это движение и действие он вовлекает окружающих, и, конечно, они должны ему подчиняться беспрекословно. С ним лучше соглашаться.
«С дочерью мы очень конфликтовали. Чтобы как-то защитить себя от моих жутких стрел и давлений, она изобрела такую фразу: «Будет все, как ты захочешь!» И у меня сразу наступает расслабление. Когда во мне начинает закипать гнев, если она не следует моим указаниям, она вдруг быстро говорит эту фразу: «Будет все, как ты захочешь!» Все! Тут меня можно брать голыми руками».
Главный метод в воспитании – дать Жукову свободу, полную самостоятельность и ответственность за себя. Ему нужно доверять. «У меня самое главное – контроль внутри меня, если мамы нет рядом. Гиперопека меня выбешивает». Нужно, чтобы Жуков нес полную ответственность за все свои поступки, а вы ему доверяли.
Такому ребенку очень важна свобода. Свобода – это не значит вседозволенность, это значит принятие интересов ребенка, уважение его как личности, взаимодоговариваемость.
«Мне нужен был простор, мне нужно было поле деятельности, бесконечные какие-то игры. Спортивные, лапта, с мячом что-нибудь, где-нибудь лазить по каким-то стройкам, прыгать с дерева на дерево. Я с мальчишками все водилась. Весь двор был в моем подчинении, все мальчишки были в моем подчинении».
«Для ребенка-Жукова важно ощущение, что он не один, а с какой-то компанией. Очень важно именно верховодить. Мне все время нужна была какая-то группа, в которой я могла лидировать». Взрослым очень важно быть авторитетом у такого ребенка, тогда он будет слышать его, и взрослый сумеет направлять интересы этого ребенка и его окружения (компании)».
«Если у меня есть уважение к родителям, серьезное уважение, я никогда не скажу плохого слова, никогда не скажу что-то против этого человека, перечить не буду, если я человека уважаю».
«Если у меня родители друзья, значит они у меня не в авторитете. Если я их уважаю, значит это авторитет. Если это авторитет, я буду ему подражать, копировать, изучать положительные моменты. Я смирюсь со всеми его недостатками, если это будет уважаемый мной человек. Он будет мной уважаем за проявление ко мне искреннего интереса, за принятие моего увлечения, за поощрение меня в каком-то начинании. Если я что-то сделал и для меня это важно да меня еще и похвалили в этот момент – все, это хорошо. А если мне еще совет нужный дали, значит, что человек разбирается в этой теме. Он проявил ко мне интерес, он знает больше меня в этой теме – он для меня авторитет.
Стоит только авторитету меня унизить, он может потерять свой авторитет.
Если человек для меня авторитет и чуть-чуть давит, это не страшно, если он не унижает».
«Если я виноват, но вины не чувствую, вы мне объясните популярно, в чем дело. Не надо говорить: «Ты, говнюк…» Не надо оскорблять. Надо объяснять все просто, четко, нормальным языком».
«Главное, чтобы позволяли быть такой, какая я есть – не сдерживали, не ограничивали, не давали занудных рекомендаций, не делали жестких замечаний». Жуков крайне тяжело переносит критику и приказы, ответная реакция – сделать наоборот, повоевать.
Если такой ребенок чувствует давление на себя, напор, то у него внутри возникает сразу «ответный удар». Чтобы он вас услышал, общаться с ним надо доброжелательно, уважительно, мягкой интонацией голоса. Хорошо, если вы его за что-нибудь похвалите, расскажите какой он неординарный, что он прав. Вот тогда он начнет вас слышать. И будет лучше, если вы будете давать информацию языком фактов, а не своим мнением.
«Признания моего какого-то внутреннего мира, уважения ко мне, чтобы со мной считались. Вообще у меня, образно говоря, есть очень глубокая внутренняя установка: есть какой-то построенный в шеренгу ряд людей, а я стою отдельно. Мне важно, чтобы другие люди понимали, что я там ни Маша, ни Света, ни Оля – вообще я одна такая на свете и на планете Земля также. Мне важно, чтобы люди признавали меня такой. Уважительное отношение ко мне очень важно».
Как общаться с таким ребенком. «Не делать замечаний, не повторять дважды, не грузить лишними объяснениями. Это меня все выбешивает, как бы крылья мои связывает, свободу мою ограничивает, не дает мне быть самостоятельным. Я чувствую в этот момент, что мама мне не доверяет, сомневается в том, что я вменяемый и дееспособный – вот именно так я это воспринимаю».
«Стоит меня только в чем-то ограничить, то это все! Я пойду тараном! Главный метод воспитания был – мама вообще дала мне полную самостоятельность. Это воздействовало на меня очень сильно. Для меня до сих пор слово мамы закон…»
Не надо воспитывать Жукова правильно, загоняя его в жесткие рамки – как это принято в обществе. Ему нужно все делать по-своему. «Переделать по-своему – это мое». Жуков устроен так, что ему крайне сложно согласиться с мнением кого-то, выполнять какие-то жесткие правила. Везде и на все у него есть свое мнение. Он очень внимателен к окружающему материальному миру, все видит вокруг, голова постоянно думает и делает выводы, поэтому он в своем мнении уверен.
«У меня протест против четко выстроенных правил. Правило – это бред. В каждом правиле есть исключения. Я – как раз это исключение. Нарушая правила, я ощущаю себя свободным.Вам нельзя, а мне можно. Запреты – это не для меня. Что значит нельзя? А почему нельзя?У Жукова всегда протест против установленных правил. А кто эти правила устанавливает? А он вообще авторитет?
У такого ребенка есть какое-то глубинное понимание: хорошо – плохо, нужно – не нужно, правильно – неправильно. Вот эти вещи непоколебимы. Если что-то вписывается в правило правильности для меня, значит, оно так и будет.
Что хорошо, а что плохо закладывается в таком ребенке с самого раннего детства, как было заведено в семье. Очень важно, какое «правильно – неправильно» заложат родители в ребенка».
«Такому ребенку объяснять все нужно просто, без эмоций, без угроз, без давления, тем более без давления. Никакого давления. Если давят, даже если слышится только приказ в голосе – огромное желание физической расправы возникает.Вообще никаких жестких указаний такому ребенку давать не следует».
 «Я вот думал, как можно управлять ребенком без давления. Считаю, что было бы неплохо попробовать через игры. «Так, будешь сегодня капитаном. Выучишь уроки, поплывем в Персидский залив. Персидский залив на кухне будет. Там будем нападать на пещеру дракона…» Ребенок моментально сделает уроки. Воображение в этот момент играет очень сильно. У меня были свои миры, я там мог долго ходить. Это была целая жизнь. Если на меня давили, заставляли что-то делать, то я сразу – не могу. Естественно, я затыкался, сопли свои на свой кулак наматывал. Чтобы выйти из этого состояния дурацкого, я уходил мечтами в какой-то свой мир, где я мог драконов погонять, на корабле на древнем поплавать, на танке погонять, пострелять. Воображение очень разнообразное. Поэтому, задав момент необычной игры в жизни ребенка, вы сделаете его более послушным. «Сегодня у нас испанский день. Говорим на испанском, едим испанскую еду, ходим по-испански, смотрим испанские фильмы. Все. Шикарно. Дон Педро быстренько уроки сделал, и играем. Пока я делаю спагетти – ты делаешь русский, а потом переходим на испанский».
Если вы хотите, чтобы такой ребенок что-то сделал или выучил уроки, ему надо просто объяснить, чтобы он четко понял, какую конкретную пользу это ему принесет.
«Если я не понимаю, для чего это, и есть возможность этого не делать, я лучше этого делать не буду. Если это надо сделать, то получаю три – два, три – два, хоть как-то надо сдать, потому что я не понимаю, для чего это надо учить. Мне нужна обязательно польза. Я до сих пор не понимаю, для чего мне преподавали высшую математику: производные, дифференциалы, синусы, косинусы. Мне что, от этого жить легче стало?»
Очень важно, если такой ребенок будет начитанным, во многом будет разбираться. Если его заинтересовывать какой-то информацией, он все схватывает налету и знания набирает быстро. Это придает ему уверенности в себе. Если у Жукова будет «пустая голова», может возникнуть боязнь выглядеть глупым.
Не у всех учителей Жуков может учиться хорошо. «Если учитель ко мне был с расположением, что было редко, то у меня всегда пятерки были по таким предметам. Я обязательно старался, когда интерес ко мне проявляли преподаватели. Если один раз мне давали авансом, что я молодец, то я этот аванс отрабатывал по полной».
Ребенок-Жуков крайне слабо разбирается в людях, и поэтому часто метод общения он выбирает «командовать, подчинять», «проламываться». Научиться уважительному, доброжелательному отношению к людям, правилам этикета и этики он сможет только на примере взрослых. Как будут его родители и близкие обращаться с окружающими, так и он будет это делать в будущем. Если в семье будут осуждать людей, вешать им ярлыки: «Дурак, бестолочь…», то Жуков тоже будет осуждать всех и всю жизнь «биться с идиотами». А для него важнее, если он научится с позитивом относиться к людям, помогать им.
Такой ребенок внутренне доброжелательный.
Родители должны приветствовать добрые поступки ребенка. Важен пример родителей. Ребенка-Жукова обязательно нужно растить в заботе и помощи окружающим. Это очень важно. Чем доброжелательней он будет, тем выше будет его самооценка, так как люди на добро отвечают добром, а это самое главное для такого человека: чтобы его признавали, уважали, встречали, ждали и радовались ему.
Для такого ребенка очень важна атмосфера понимания с родителями. «Мне очень повезло с моей мамой. Повезло в том, что она всегда шла мне навстречу, всегда меня понимала. Детство у меня было просто лучезарное, и все благодаря маме. Главное, что она мне обеспечивала – это выслушивала. Да, главный фактор, который мне был нужен – чтобы она меня выслушивала, мои впечатления за день. Где-то я бегала, где-то я чего-то делала, и вот я влетала домой и ни есть, ни пить, а сразу – ля, ля, ля, ля, ля, ля – бесконечно все начинала рассказывать, вываливать на нее эмоции, впечатления. Мне было очень важно, чтобы меня выслушали, мои эмоции, мои впечатления за день. Я как бы вываливала на маму «мешок» своих переживаний. Она вообще молчала. Я два, три часа разговаривала, рассказывала. Потом я уже со временем стала понимать, что она не все внимательно слушает, но она знала, что надо молчать и дать этому потоку вылиться, чтобы я могла освободиться от своих переживаний. Через этот поток она знала мою жизнь, ей не нужно было выспрашивать, не нужно было контролировать меня – вот, видимо, таким образом она получала информацию. Информацию о том, что все спокойно у меня, ничем плохим я не занимаюсь».
Нельзя такого ребенка публично наказывать. «Очень мне не нравилось наказание публичное, я считал это личным унижением, хуже нет. Не должно быть публичных наказаний, несправедливых наказаний».
Жуков очень умный ребенок. Если вы у него будете авторитетом и будете показывать ему те факты в его поведении, которые вам не нравятся, показывая, к чему могут привести такие поступки – ребенок сделает выводы сам, без всяких наказаний.
У такого ребенка прекрасно развито воображение. В голову приходит много оригинальных идей. «Я придумывал очень необычные вещи, такие вещи редко приходят в голову. Мне было необходимо, чтобы родители искренне интересовались моими увлечениями. Надо поощрять, удивляться и подогревать воображение ребенка.
«Где есть момент для творчества, возможно изменение каких-то устоев – уж в этом мне равных нет. У меня всегда много идей, если бы их поощряли… Жуковы гениями могут быть. Стоит только чуть-чуть похвалить их – и все!
Если близкий человек не поддерживает Жукова в его начинаниях, это полная трагедия. Я неинтересен. Мои представления неинтересны. Главное не прокомментировать это отрицательно. Отрицательный ответ мне не нужен. Мне нужен рождественский ответ. Мне нужно, чтобы взрослые удивились и приняли мое начинание». Вот если удивились: «Слушай-ка, а в этом есть что-то. Попробуй-ка покачать эту тему дальше». Ты, допустим, знаешь сам, что эта тема утопическая, но когда тебе говорят: «Ты дурак, это не то, это не так. Иди, думай дальше!», я вообще думать не буду больше на эту тему. А если скажут: «О, слушай-ка, да, классно. Давай-ка, давай-ка, поразвивай-ка эту тему», я поразвиваю, я сам догадаюсь, где ошибся».
«Нельзя Жукову говорить: «Нет, это не пройдет, тут столько опасностей». Да если бы я не знал, что там опасности… Я прекрасно оцениваю степень риска. На неоправданные риски я никогда не пойду».
Жуков – это зачастую мечтатель-теоретик. В его голове очень много фантазийных планов. Взрослый Жуков, например, видит себя директором, управляющим большим учреждением или предприятием и получающим миллионный оклад. И такой человек может просидеть всю жизнь охранником, дожидаясь, когда эта мечта свалится ему на голову. Взрослым нужно научить ребенка спускаться с небес на землю, работать в материальном мире, получая от этого реальные доходы. Нужно привить вкус работы, хорошо, если он научится все делать руками, а талант организатора у него очень сильный от природы.