Жуковы о себе. Нина Б.

Профориентация
Жуков. Сенсорик, логик, экстраверт, иррационал
Рекомендации для родителей ребенка – Жукова

Жуковы о детстве
Татьяна Н.
Дмитрий А.

Жуковы о себе
Ольга А.
Нина Б.
Елена А.
Галина В.

Мы идем по улице, видим ларечек с хорошими продуктами. Это здание за загородкой. Думаю: «Нам бы сейчас туда попасть и купить все». «Да не пропустят тебя!» – говорит дочь. Все обнесено забором и охранник. Я настроилась: мне туда надо! Я раз, прохожу, а он меня останавливает и говорит: «А вы куда идете?» «Вот в киоск, купить надо». А он говорит: «Так у нас тут по пропускам». Я говорю: «Ну пропустите меня так, у меня паспорт есть». «Ну, ладно, идите». Я просто хотела! Я хотела и все, и прошла! Прошла как преграду! И все свое получила, все закупила. Дочь удивилась.
Я всегда чувствую, что я сильная, сильнее многих, и могу всегда за себя постоять.
Мы идем с подругой, я была беременная, и идет навстречу пьянчужка какой-то на меня. Я его как швырнула! Я нисколько не боялась. Я знала, что все равно справлюсь с ним.
На работе все всегда по-моему было. У меня был склад, телефон на складе. Звонишь, делаешь распоряжение, а мне говорят: «Ну, ты прямо как командир!» На голос иногда обижаются — он у меня командный. Я говорю иногда: «Чтобы это было в последний раз! Ликвидировать все моментально!» Все было по-моему. Порядок был. Я чувствую, что люди мне подчиняются. Если кто-то не подчинялся, я уходила на время, но в конце концов они подминались все равно.
Помню, было очень много детских пальто. Прихожу – кучи! Говорю кладовщице: «Дай мне тридцать второй размер». Кладовщица начинает копаться, а я говорю: «Сколько раз можно говорить, что нужно разложить все по размерам!» На следующий день прихожу, все по размерам разложено.
Я по складу ходила, как хозяйка. Если я прихожу на склад, а кто-то другой там есть, без моего ведома - меня это задевает: «Почему это он пришел на мою территорию? Только я тут должна быть хозяйкой, и все должно идти только через меня!»
Переделать по-своему – это мое. Приезжаю в деревню к брату. У него стол стоит там, а мне надо его переставить в другое место, все убрать с этого стола, чтобы ничего мне не мешало. В комнате мне тоже надо перестановку сделать, мне не нравится, как там у него. Я не думаю, понравится брату это или не понравится, лишь бы мне понравилось. А он мне говорит: «Не трогай здесь ничего! Не трогай! Ты сюда приехала один раз!» Я говорю: «Так будет удобнее для тебя и все!» И все переделаю по-своему.
Рисковала постоянно! Риск постоянно. В нем комфортно. Раз в год у нас на работе была проверка – ревизор приезжала из вышестоящей организации. Она вызывает всех по группам (работали мы группами). Я прихожу, она меня спрашивает: «Почему у вас такой остаток завышенный?» Я начинаю говорить: вот так-то, то-то, то-то. Рассказываю про поставщиков – это заведомо брехня, но я рискую. Я говорю: «Вот этот поставщик поставил сверх нашего заказа, у меня есть письмо, что если мы не реализуем, он забирает». Все, она мне ставит черточку – все нормально. Я веду себя уверенно, а вот мои коллеги – они приходят и начинают мямлить, и несколько раз ревизор мне говорила: «Ну что вот, приходят некоторые, толку не добьешься. А вы придете, все по полочкам разложите». При общении с ревизором «дребезни» внутри никогда не было. Спокойно. Прорвусь! Я везде говорила, что прорвусь! Я рискую, конечно, я рискую, но мне без этого плохо, в риске тонус повышается!
Часто бывает так. Я собралась куда-то, пошла. При этом я массу дел сделаю. Я не могу в одно место идти. Я одной дорогой десять дел сделаю. Мне хочется быстрей все сделать, чтобы у меня был везде и всюду порядок. Мне хочется, и я с утра встаю, запрягаюсь и до упаду.
Я пишу себе: это сделать, это сделать, это сделать и зачеркиваю: это сделала, это сделала, а вот это не сделала и у меня неудовлетворенность! А оттого, что сделала, я сама себя в душе похвалю: «Молодец! Какая я!»
Если мне что надо – я хочу, то мне все надо бешено и немедленно! У меня всегда так.
По работе я ездила каждый месяц в Москву, и у меня, я даже не знаю как, но как-то вот получалось все. Ходила в очень многие отделы, в каждом отделе были люди с разными характерами. Я приходила туда, меня с улыбкой встречали, у меня все как-то получалось. Я прихожу – они мне все выписывают то, что мне надо. И начальство-то мое только меня посылало, больше никого. Я в Москву всегда с целью приезжала. Мне надо было, чтобы я по работе привезла какой-то результат, я была заинтересована. Внутри полная настроенность и никаких сомнений. Я считала, что у меня все получится, так оно и получалось. А внутри: «Да, все у нас получится!» Едем в командировку, на ярмарки ездили в командировку, все со мной хотели ехать, все-то у нас получалось, ко мне везде прекрасно относились. Если кто-то говорил: «А вдруг?..» Я говорила: «Никаких вдруг! Все сейчас нормально! Все сделаем!» Если сомнения, уверенность раскачивается и может не получиться.
Раньше все в дефиците было, и когда у меня просили, мне это даже нравилось. Ко мне обращались люди. Я всем разрешала, и все потом мне говорили спасибо громадное. Это было очень приятно. Я всем все делала, но ведь тогда это тоже был своего рода риск, и все были довольны, а мне это нравилось.
Если увижу красиво одетого человека – по улице идет: «Эх, как мне нравится!» Мне крутые вещи нравятся: сапоги на шпильке…. Была бы я помоложе, я бы носила. Люблю все красивое, цвета яркие: красный, белый, черный, зеленый, малиновый, бирюзовый. Вот идет масса черная вся, серенькая, и вот идет красиво, ярко одетый человек – сразу видно! Мне радостно! Красота прихватывает!
Я наблюдательный человек. Идешь вот на даче, и, конечно, видишь, какие дома вокруг: громадный дом – хороший кирпичный, вон тот – захудаленький, а тот – вообще рухлядь. Или вот в деревне, конечно, видишь: «Ага, здесь какой дом-то они выстроили – каменный, красивый, с гаражами, с подходами – ну, классный дом. В таком-то доме можно бы и пожить. А остальные-то домишки все такие деревянненькие, все такие махонькие…» Вот идешь по улице деревенской и выхватишь «для себя» пару домов, если брать, то только большой.
Я наблюдательная. Иду по улице и сразу вижу все: где какой магазин, какое покрытие на дороге, колдобины, какие машины навстречу едут…
Вот иду в сад. Я хожу в сад одной дорогой. Я издали замечаю, что та дорога, какой я хожу – вся в колдобинах, разрытая! И если надо, быстро перестраиваю в голове, как обойти грязь. Я об этом даже не думаю. Прихожу в сад: «Ага, вон сосед выстроил дом большущий. Двери не было в прошлый раз, а вон дверь стоит. Ага, вот этот бак – спер мой бак большой… Вчера стоял там, сегодня он уже здесь. Вчера ямы этой не было, а сегодня уже вот выкопал». Это я все моментально схватываю.
В магазине один отдел, второй, третий: прихожу, смотрю – продавцов в отделах переставили. По товарам я вижу, что стоял товар вот здесь, а теперь переставили. Все товары помню, где стояли раньше, и запомню, куда перенесли в следующий раз.
Цены я запоминаю все. А вон в том магазине дешевле! Приду в один, другой, третий магазин и все запомню, что, сколько стоит – в голове все отпечатывается, и все сравниваю.
Куда бы я ни пошла – всю информацию собираю. Это мне легко. Вот решила я поменять газовую плиту. Когда приходила к кому-нибудь, всегда спрашивала, какая у кого плита. Электрическая или газовая и какие преимущества. В магазин прихожу, уже знаю, какая она должна быть: с розжигом, чтобы противни были глубокие, и их было бы два и так далее.
От людей я много информации набираю. Когда я что покупаю, исхожу миллион магазинов, чтобы выбрать то, что мне надо. Мне надо, чтобы был внешний вид крутой, качество и функциональность.
Человека вижу по положению, по уму: вижу, умный или глупый человек. Если разбирается во всем, все знает – к нему льнешь. А если он так, пустышка, я не слушаю. Если мне интересно по какому-то вопросу, я всегда прислушиваюсь.
Деньги расходовались всю жизнь аккуратно, считаю. Я знаю, что в магазине вещь стоит четыреста рублей, а на оптовой базе – двести рублей. Я ищу где-то ходы, выходы, где купить подешевле, деньги я берегу. Есть ощущение, что надо экономить и есть желание экономить. Я всегда знаю, сколько вещь стоит на самом деле.
Вот покупали дочери куртку. Вот куртка, продавец говорит, что они ее по дешевой цене продают, уже со скидкой. А я считаю, что она не стоит этих денег, потому что нет ни качества, ни модели, ничего. Я считаю, что она не четыре, а даже две тысячи не стоит. Я внутри это чувствую. Я зря деньги не хочу расходовать. Мне надо, чтобы денежки были у меня. Мне страшно оставаться без денег.
Мне своему «хочу» отказать трудно. Хочу и все тут. Я много чего по жизни хочу Мне нельзя копчености есть, но я, умираю, хочу сырокопченой колбасы, я ее любила всегда. Сейчас мне ее нельзя, но я хочу, захожу в магазин, покупаю, прихожу и ем. Раньше было – увидела на ком-то что-то красивое, загорелась, хочу такое, вот хочу, вот вынь да положь – добиваюсь. Раньше была проблема, где достать, пройду все ходы и выходы, но мне нужно такое. Я достаю такое, мне немедленно надо! Получила – удовлетворение, чувствую себя человеком.
Помню, надела платье из марлевки, каблуки высоченные, иду – и я человек, человек с большой буквы, я – красавица!