Наполеоны о себе. Светлана Ч.

Профориентация
Наполеон. Сенсорик, этик, экстраверт, иррационал
Рекомендации для родителей ребенка – Наполеона

Наполеоны о детстве
Ольга Т.
Ирина Д.
Игорь К.

Наполеоны о себе
Ирина Д.
Светлана Ч.

Если возникает чувство, что я чего-то хочу… Я хочу! Мне нужно попасть в струю. Иду в этом направлении, музыка громкая, чувствую энергию. Я все могу, я все сделаю. Я в потоке. Уже здесь, когда движение пошло, мне этого надо – я этого добьюсь. Кому-то будет неприятно, нехорошо, но я добьюсь. Понеслось, не остановить! Если даже будут говорить: «Не надо!» – все равно пойдешь и сделаешь. Раньше несло без оглядки. Надо, хочу, понесло, не стойте на пути! И разговаривать со мной: «Нужно – не нужно…» – кому это нужно?! Если родители приостанавливали – мир просто-напросто рушился, меня нет, я никто, ничто, и звать меня никак! Даже тело перестает чувствовать, стресс сильнейший. Мне приходится заново «собирать себя».
Я не люблю командовать людьми: «Упал, отжался!» Мне нравится подготовить ситуацию, чтобы почувствовали и отреагировали: я теневой лидер. Мне надо, чтобы было красиво, не жестко, но уверенно, по тому образцу, который я хочу. Для этого надо подготовить ситуацию, которую я хочу. Со всеми по-разному: кому-то словом, кому-то делом, личным примером, приказом. Вот и все.
Перепады настроения у меня частые, и очень много зависит от общения с людьми. Заходишь, смотришь: состояние у человека – ужас, ну и у тебя падает до нуля. Если тема грустная – наплывает состояние «жизнь не удалась», на минус поплыло, удержать хорошее состояние очень сложно. Вышла, встретила человека «с искоркой в глазах» – настроение поднялось, тело поднялось.
Если тоска и рядом нет человека, кто поднимет настроение – плохо. Надо не давать себе распустить состояние в минус. Заставить себя заниматься йогой, почитать, сходить на концерт. Если получится себя вытрясти из этого состояния – ты переключаешься, механизм запускается, начинаешь работать. Но если ничего не делать – ужасно.
Когда люди приходят с плохим настроением – мне плохо. Если у человека плохое настроение, и у меня худшеет, пакость на душе образуется – провались пропадом, так все было хорошо! В течение дня настроение может поменяться.
Помогать я могу. Свои, не свои… Я буду помогать. Не всем, конечно.
Есть ощущение, что надо помочь – и никаких не может быть слов. Но чувствуешь, когда человек злоупотребляет, я тонко чувствую, это вызывает раздражение, и общение сводится на нет. Никто отношений не выясняет, но начинаешь держать дистанцию.
Раньше было само собой разумеющееся: попросили, постучали, двери открылись и побежала помогать. Надо! Куда, зачем, почему – вопросы отсекаются. Брошен клич – и все брошено: личная жизнь, свои дела – все брошено! Я этого даже не понимала. Это было мое нормальное состояние. Но когда тебя «щелкнут по носу», очнешься: «Может, не надо?» Нужна ли мне обратная помощь? Я не ко всем обращаюсь за помощью, это мне не надо. Просто в определенный момент понимаешь, что ты сильнее и можешь помочь этому человеку. И когда у тебя есть определенный багаж, ты можешь подарить, кайф от этого испытываешь. Я выполнила свою миссию помощи.
Иногда думаю: «На фиг! Надоело! Все, никому ничего помогать не буду, буду нагружать свой сосуд для себя любимой», но ничего хорошего не получится. Плохо, грустно, не могу без этого жить, и я возвращаюсь к прежнему.